О воспитании волевых качеств советского офицера - ГЛАВА II

E-mail Печать
Индекс материала
О воспитании волевых качеств советского офицера
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I
ГЛАВА II
ГЛАВА III. Меры дисциплинарного воздействия как средство формирования воли
ГЛАВА IV. Строевая и физическая подготовка – средства воспитания воли
ГЛАВА V. Огневая, специально-техническая и учебно-методическая подготовка – средства воспитания воли
ГЛАВА VI. Тактическая подготовка офицера и воспитание волевых качеств
ГЛАВА VII. Методы руководства офицером
ГЛАВА VIII. Воспитательное значение взаимоотношений
ГЛАВА IX. Предотвращение страха и его преодоление
ГЛАВА X. О самовоспитании
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Все страницы

 

ГЛАВА II

ОБЩИЕ МЕТОДЫ ВОСПИТАНИЯ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ ОФИЦЕРА

 

1. Жизненная установка — практическая связь с перспективой

Общая задача воспитания воли советского человека сводится к тому, чтобы строительство и защита коммунизма стали его жизненной целью. Поэтому во главу угла ставится вопрос о жизненной установке.

Понятно, что если человек считает целью своей жизни достижение определенных идеалов, то соответственно их значению будет возбуждена в нем и надлежащая энергия, и в соответствии с этими идеалами он будет расценивать свои действия и поступки. Такой человек находит наибольшее удовлетворение в том, что он приносит пользу советскому обществу. Имея в виду ту общую перспективу, осуществление которой человек поставил своей жизненной целью, он и будет отдавать себя работе в своей области так, чтобы принести максимум пользы социалистической Родине.

Пусть это будет рабочий, колхозник, агроном, ученый, писатель, офицер, — каждый из них в своей области имеет непочатый край работы. Ни у кого из них не может быть предела тому, чтобы расти и совершенствоваться в своем деле. Это значит, что каждый из них имеет твердый курс в своей жизни, определяемый какой-то жизненной установкой. В зависимости от рода деятельности одни, как, например, рабочий, колхозник, агроном, строитель, считают своей жизненной установкой создание возможно большего количества и лучшего качества материальных ценностей; другие, как, например, писатель, художник, считают целью своей жизни создание возможно большего количества и лучшего

Качества культурных ценностей; для врача суть его деятельности —в сохранении жизни и здоровья возможно большего количества граждан и т. п. Все, что ими создается или достигается в результате труда, служит делу создания условий для перехода к коммунизму.

При воспитании воли офицера необходимо стремиться к тому, чтобы он взял твердый курс в своей жизни, считал свою деятельность весьма важной для достижения общих целей советского народа. Таким образом, его личная перспектива будет лежать в плане общей перспективы, то есть в плане борьбы за построение коммунистического общества.

Жизненная установка офицера сводится к тому, чтобы еще больше преуспевать в укреплении оборонной мощи Союза ССР, изо дня в день расти как мастеру своего дела, постоянно совершенствовать политическую и боевую подготовку подразделения, двигать военное дело вперед. Быть готовым в любое время и в любой обстановке выполнить свой воинский долг.

Поэтому перед начальниками встает прежде всего задача добиться, чтобы офицер осознал глубокий смысл и патриотическое значение своей деятельности, проникся важностью поста, который народ ему доверил, чтобы он стремился оправдать это доверие и каждый случай своего продвижения по службе рассматривал как выражение еще большего доверия народа, государства, налагающее на него более ответственные обязанности.

Жизненная установка офицера становится прочной, когда она неразрывно связана с его ростом, творческим освоением дела. Это значит, что офицер осваивает порученное ему дело так, чтобы двигать его вперед, вкладывая в него что-то свое, новое и оригинальное. Если офицер творчески овладел искусством командования данным подразделением и в состоянии передать свой опыт другим, более молодым товарищам, то это служит одним из объективных показателей его роста. Это в какой-то мере дает ему моральное право занять следующую, более высокую должность. Разумеется, продвижение по службе, свидетельствующее о его росте и об оказанном ему доверии, стимулирует его дальнейший рост. Он видит, что его силы могут развернуться, что перед ним большая перспектива.Офицер на своем личном опыте и опыте сотоварищей убеждается, что начальник объективно оценивает как всю его деятельность, так и каждое действие, а соответственно этой оценке решается вопрос о его будущем. Каждое решение этого вопроса — положительное или отрицательное — поскольку оно объективно, будет, как правило, стимулировать его рост. Положительная оценка возбудит энергию офицера для дальнейшего роста, отрицательная оценка возбудит энергию для того, чтобы исправиться.

 

2. Требовательность — важное средство воспитания воли

Вся воспитательная работа, имеющая своей целью постоянный рост офицера, его волевых качеств, выражается в основном одним требованием — беззаветного исполнения долга и обязанностей.

Даже лучший работник, если не контролировать и не критиковать его деятельность, остановится в своем развитии, полагая, что он уже достиг возможного. Когда же начальник предъявляет офицеру требование, чтобы он делал свое дело еще лучше, чем прежде, показывая, что это возможно, то тем самым способствует его росту, прививает офицеру требовательность к самому себе, самокритичное отношение к своим действиям и поступкам. Поэтому в действительности большинство практических вопросов воспитания воли офицера сводится к требовательности.

Требовательность может быть различно истолкована. Начальник своей необдуманной требовательностью к подчиненному может подавить его волю, выказать недоверие и неуважение к личности офицера. В таком случае офицер расти не может и используется как автомат в руках начальника. Обоснованная требовательность, даже самая жесткая и суровая, внушает офицеру доверие к своим силам, закаляет его волю, воспитывает в нем высокую требовательность к себе — чувство высокой ответственности и сознание своего долга. Разумеется, в Советской Армии начальник, воспитывая офицера, имеет в виду именно такого рода требовательность.

«Если бы кто-нибудь спросил, — говорил Макаренко,— как бы я мог в краткой формуле определить сущность моего педагогического опыта, я бы ответил, что как можно больше требования к человеку и как можно больше уважения к нему». Как нельзя лучше подходит эта формула и к делу воспитания офицера.

Требовательность может быть выражена в виде прямого воздействия на человека, когда, мобилизуя его волю, указывают ему на цель и ее значение, на сущность того, во имя чего призывают к исполнению долга.

Иногда оказывается достаточным метод косвенного воздействия, когда обстановка и характер задачи совершенно ясны и воспитуемому внушают известное уважение к себе и уверенность, что выполнить эту задачу в его силах. Например, офицеру приказано выполнить трудную и сложную задачу. Подчеркивая ее сложность и трудность, тем самым подчеркивают доверие к офицеру, внушают ему уверенность в своих способностях и силах.

Такой метод является правильным и по существу. На самом деле, как правило, нет оснований сомневаться в патриотизме офицера или в том, что он сознает свой долг. Если же требуют от него исполнить свой долг или исполнить его лучше, чем он сделал, то ему, повидимому, не хватает закалки воли или уверенности, что он обладает всеми данными и достоин того, чтобы ему поручили выполнение задания. Практически чаще всего так и делают: взывают к сознанию достоинства офицера с тем, чтобы он самокритично отнесся к тому, что делает.

Начала, воспитывающие чувство достоинства, заложены в сознании офицера еще до того, как он поступил в часть. На службе это чувство надо всячески поддерживать и развивать, что практически сводится к установлению отношений взаимного уважения.

Что касается внушения уверенности, то следует учесть, что на службе офицер сталкивается со все новыми задачами. Тем более это верио на фронте, где обстановка для решения каждой боевой задачи, вообще говоря, неповторима. Поэтому вопрос о внушении уверенности является более острым. Стремясь внушить уверенность офицеру, необходимо придерживаться следующих соображений.

Во-первых, внушение уверенности должно быть обоснованным, а не беспочвенным, то есть можно говорить офицеру о его силах, необходимых для выполнения того или иного задания или для вступления на ту или другую должность, только тогда, когда они у него есть, хотя еще и не выявлены. Иногда бывает, что офицер сам не подозревает наличия в нем таких сил. Тем значительнее роль начальника как воспитателя, внушившего офицеру уверенность в своих силах.

Во-вторых, силы офицера, дающие основание для уверенности, должны быть реальными, а не воображаемыми, получены им в результате приобретенных знаний или практики, опыта, закалки.

В-третьих, чтобы офицер не сорвался, не следует поручать ему таких заданий, для выполнения которых у него нет необходимых данных.

Наконец, в-четвертых, надо своевременно поощрять офицера, чтобы придать ему необходимое стремление двигаться вперед, или же предостеречь, когда он явно зарывается, чтобы он не потерял уверенности в своих силах. Это предостережение должно быть сделано столь убедительно и в такой тактичной форме, чтобы оно ничуть не отразилось на отношениях взаимного уважения. Не потеряв уважения к себе, офицер не потеряет и уверенности, а уважая начальника, он придаст его словам необходимый вес, чтобы самокритично оценить свои силы и поведение.

Сознание собственного достоинства офицера и уверенность являются могучими рычагами в руках старшего командира для воздействия на волю офицера. Но точкой опоры для использования этих рычагов является патриотизм офицера, его политическая, марксистско-ленинская сознательность. Если эта точка опоры не твердая, то теряют свою силу и рычага.

 

3. Пример и традиции как своеобразная форма требовательности

Хороший пример оказывает свое воздействие, вызывает подражание у людей, которым в какой-то мере близок по духу, отвечает их морали сам поступок. Сила примера — в его воздействии на сознание воспитуемых.

Чтобы уяснить роль примера, надо представить себе условия боевой обстановки. Общеизвестно, как неважно самочувствие солдат, которые впервые очутились в бою. Часто мо'жно было видеть, как необстрелянные солдаты, подавляя страх, наблюдают за своими соседями — бывалыми солдатами. Смысл этих наблюдений необстрелянных солдат сводится к тому, что перед ними встал вопрос: смогут ли они стать такими же, как эти бывалые и умелые солдаты? Можно быть уверенным, что из таких солдат выработаются хорошие и храбрые воины. Разумеется, если бы они не были хорошими патриотами,то они бы не интересовались тем, как лучше выполнять свой долг. В них зародилось здоровое опасение, как бы не уронить своего достоинства, потому что они честные солдаты.

Тем более это относится к офицеру, поскольку защй!й социалистического Отечества является его жизненной установкой. Естественно, что и офицер, впервые очутившийся в бою, чувствует некоторую робость и связанность, тем более, что от его решений зависит не только личная судьба, но и жизнь подчиненных ему людей. Он чувствует известную связанность, когда впервые приступает к командованию подразделением. Поэтому вполне понятен интерес, проявляемый молодым офицером к тому, как выполняют свой долг на службе и в бою его более опытные товарищи. Здесь имеется еще больше оснований полагать, что сила примера скажется довольно быстро и существенно.

Поступок, могущий служить хорошим примером, наводит человека на мысль: то, что возможно для другого, возможно и для него. Таким образом, пример, воздействуя на сознание, вселяет и уверенность. Пример, который показывает начальник или на который ок ссылается, пробуждает в подчиненном энергию, необходимую для исполнения долга.

Традиция имеет по существу то же значение, что и пример, и также возбуждает энергию, воспитывает волю.

Если традиции представляют собой обычаи и действия, которые постепенно превращаются в нормы поведения, то вместе с тем они представляют собой и память о людях, которые породили эти традиции и которые достойны того, чтобы память о них свято хранилась потомством.

Советские воинские традиции воздействуют на чувства советского патриотизма, советской военной гордости солдат и офицеров, повышают их требовательность к самим себе. Воспитание чувства советской национальной и военной гордости, гордости нашими Вооруженными Силами, принадлежностью к прославленной части, богатой традициями героизма, является важнейшим средством воспитания волевых качеств.

И. В. Сталин в своей речи на параде 7 ноября 1941 года воскрешал героические традиции русского народа, возбуждал чувство национального достоинства, указывая на исторических деятелей и полководцев России. Показывая величие дели, за достижение которой предстоит бороться, он пробуждал чувство гордости советских воинов за благородство освободительной войны.

Великая Отечественная война показала, что советские воины оказались достойными этой миссии, оправдав доверие советского народа. Сознание этого факта вселяет гордость в сердце каждого советского воина, обязывая еще больше крепить мощь Советского Союза.

Воспитание офицера в духе традиций Советской Армии может иметь различные формы. Молодого офицера по прибытию в часть знакомят с ее историей, ее боевым путем, с имеющимися в ней героями и вообще участниками Великой Отечественной войны.

Большое значение имеют примеры из истории гражданской и Отечественной войн, которые используются в ходе тактической подготовки, в докладах и лекциях. Офицер, изучая примеры из гражданской и Отечественной войн, убеждается, сколь выросли трудности от одной войны к другой. Из этого вытекает для него вывод, что он должен, используя опыт минувшей войны, готовиться к еще более грозным боям, уверенный, что с честью справится с возложенными на него задачами.

Разумеется, первый, кто в глазах офицера должен быть лучшим носителем, ревностным хранителем советских воинских традиций, — это его начальник. Он должен являть собой образец советского офицера абсолютно во всем, начиная от личных, бытовых вопросов и кончая отношением к службе, к выполнению своего долга. Чем более образцовым офицером он будет для своих подчиненных, тем эффективнее будет его воспитывающее воздействие, тем больше он сможет и потребовать от них.

 

4. Знания, навыки и опыт — основание уверенности

Уверенность офицера в своих силах, в правильности своих решений и действий не может основываться только на сознании своих морально-политических сил, своего превосходства над противником в морально-боевом отношении. Волевые действия являются результатом ясного представления о цели действия и о средствах ее достижения, в итоге взвешивания и учета всех обстоятельств. Твердая уверенность поэтому основывается на знании, навыках и опыте. Как отсутствие необходимого оружия подавляет волю воина, так и отсутствие знания, в частности знания имеющегося оружия, может подорвать, поколебать уверенность, привести к нерешительности.

Поэтому нельзя допустить, чтобы офицер застыл на уровне тех знаний, которые он получил в учебном заведении; он должен постоянно пополнять их, не отставать ни в идейно-политическом отношении, ни в области военных знаний. Вместе с тем знания и опыт, которыми он обогащается, являются важным условием для повышения требовательности к нему.

Приобретение знаний, развитие навыков офицера должны носить характер организованной, целенаправленной, систематической учебы. Офицер должен понять, что только при непрерывном усовершенствовании своих знаний и навыков он будет полноценным начальником. Об этом следует неустанно напоминать ему, чтобы предостеречь от самоуспокоения.

Целенаправленность определяет вопросы содержания. Офицер, готовясь к боевой деятельности, учится прежде всего тому, что надо на войне для достижения победы.

Могут быть разные формы учебы, как-то: изучение теории по книгам, военные игры, маневры, полевые занятия и т. п. Но каковы бы ни были формы учебы, она должна проводиться по тщательно разработанному плану. При работе без плана немыслимы ни высокая продуктивность, ни воспитание настоящих волевых качеств.

Знания повышают волевые качества офицера. Но и самый процесс овладения знаниями является весьма сложным волевым действием и воспитывает волю, укрепляет ее.

Большое значение имеет возбуждение интереса у офицера к данной области знаний, к данному вопросу. Тогда можно быть уверенным, что пробужденная пытливость офицера сделает свое дело: мобилизует его силы для дальнейшей углубленной работы в этой области, придаст необходимую напористость его стремлению овладеть соответствующими знаниями.

Знания имеют практическую ценность тогда, когда безотказно всплывают в памяти по мере надобности в них. Недаром говорят: «Мы знаем только то, что помним». Для лучшего усвоения изучаемого надо прежде всего создать соответствующую обстановку, дающую возможность сконцентрировать все внимание на предмете, интересующем офицера. Самый труд в процессе восприятия знаний и навыков, если он разумно организован и не изнурителен, повышает жизнедеятельность, что обусловливается интересом, который удается возбудить. Интерес вызывает напряжение всех умственных и физических сил, особенно когда тут же оказываются практические результаты, как, например, на двусторонних учениях или маневрах, в которых элемент соревнования дает большое удовлетворение их участникам.

Интерес возбуждается сознанием важности данного вопроса или отрасли знания. Одним-двумя фактам и доказать важность данной отрасли знаний — это уже наполовину обеспечить их усвоение. Интерес не может быть беспредметным, и он возбуждается тем сильнее, чем яснее представлена цель, которой служат данные знания. Чем сильнее интерес, тем более сосредоточено внимание, хотя бы и вопреки неблагоприятным внешним условиям.

У взрослого человека преобладает логическая память, поэтому прочность усвоения у него обеспечивается главным образом четкостью доказательств, стройным, логическим выявлением связей между фактами. Например, построение боевых порядков зависит от замысла и обстановки, ширина бруствера определяется пробивной способностью пули и т. п. Такие вопросы не могут не запоминаться как по тому, что их значение очевидно, так и потому, что их объяснение довольно простое.

Наиболее продуктивная работа по усвоению энаний в смысле их лучшего запоминания, безотказная работа памяти обеспечивается таким волевым качеством, как целеустремленность. Так, например, если человеку не нужно учреждение, адрес которого он увидел в объявлении, то сколько раз ни видел бы он это объявление, он или совсем не запомнит адреса или же вскоре забудет его. Но он быстро и надолго запомнит его, если знает, что ему придется обратиться в это учреждение.

Большое значение имеют навыки, необходимые офицеру. Под навыками понимают умение производить приемы и действия с минимальной затратой умственной энергии на обдумывание их, поскольку они стали привычными в результате тренировки или длительной практики.

Наличие соответствующих навыков, за счет которых экономится умственная энергия для творческой деятельности, значительно усиливает уверенность, а иногда полностью обусловливает ее. Так, например, офицер не может успешно обучать стрельбе солдат, если он сам в совершенстве не овладел оружием и навыками, необходимыми для умелой, меткой стрельбы. Точно так же офицеру необходимы известные навыки в командовании, в административной работе, в ориентировании, в разного рода вычислениях и т. п. Без этих навыков немыслима для него продуктивная, творческая работа.

Прочность навыков в основном зависит от того, насколько часто они используются, насколько осознана их цель. Так, например, вычислять плотность огня перед своим передним краем приходится офицеру каждый раз, когда занимает оборону. Значительно реже, в зависимости от рельефа местности, приходится вычислять угол безопасности для стрельбы из пулемета через головы своих войск. Зато, когда офицер поймет, какую свободу маневра — живой силой и огнем — дает ему стрельба через головы своих войск, он с большим интересом изучит теорию необходимых вычислений, его упражнения в них будут более продуктивными, и они для него тоже станут привычными.

Таким образом, прочность усвоения знаний и навыков, работа памяти зависят от волевых качеств, прежде всего от целеустремленности. Вместе с тем усилия, затрачиваемые: на более прочное усвоение знаний и .навыков, окупают себя., укрепляя волю.

Одним из важнейших навыков, который необходим каждому, в том числе и офицеру, является навык к труду. Для каждой отрасли деятельности свойственны и свои особенности в навыках труда, ео общее, что характерно для них в любой области, — это умение организованно и сосредоточенно работать. Школа если и дала это умение, то только в области учебы. А умение организовать свой труд в делом — во всех его областях — достигается только на практической работе. Идет ли речь об организации и проведении занятий в подразделении, об административной работе, о командовании в бою — всюду скажется умение организованно работать. Следовательно, задача начальника заключается в том, чтобы, передавая свой опыт, научить офицера правильно организовать труд, сосредоточенно работать. Эти навыки к труду, когда работа проводится с наименьшей затратой сил и времени, давая наибольшие результаты, обусловят и наибольшую уверенность, что начатое дело будет доведено до конца.

Твердую уверенность дают опыт, практика, на которых проверяется правильность полученных знаний. Именно опыт борьбы с трудностями закаляет волю, что обусловливает смелые решения и действия.

Воспитательное воздействие опыта, как и учебы и боевой подготовки в целом, нельзя упускать из виду.

Во-первых, начальник часто может влиять на самый характер опыта, создавая обстановку, в которой офицер практически сталкивается с теми или другими трудностями. Например, на учениях он может поставить офицера в условия лесного боя, ночного марша и т. п.

Во-вторых, начальник, внушая уверенность офицеру и облегчая ему своим руководством, советом или указанием борьбу с трудностями, тем самым делает его опыт более положительным.

В-третьих, начальник, часто не、высказывая своего мнения, вытекающего из опыта действий в данных условиях, может подвести офицера к необходимым выводам. Он должен так или иначе проверить, сделал ли вообще офицер выводы из данного опыта и насколько они правильны.

Наконец, следует стремиться, чтобы опыт офицера не оставался мертвым капиталом, а служил основой для дальнейшего развития. Для этого начальник проверяет каждого офицера на практике, насколько он использует полученный им и накопленный другими до этого опыт, чтобы судить о ценности этого опыта и об актуальности данных знаний. Совместно с офицером начальник обсуждает, что дает данный опыт, что в нем положительного и что требует доработки, поправок. Вместе с тем начальнику становится ясным, насколько офицер прочно усваивает необходимые опыт и знания, насколько он умеет творчески применять их в своей работе по обучению и воспитанию солдат.

Здесь в общей постановке вопроса рассматривалась роль опыта и знаний в деле воспитания волевых качеств офицера. В дальнейшем будут рассмотрены некоторые конкретные отрасли военных знаний и боевой подготовки, как, например, огневая, физическая, тактическая и др., будет показано, как тот или иной вид боевой подготовки воспитывает волевые качества офицера. Вопрос же о методах соответствующих видов боевой подготовки рассматривается исключительно под тем углом зрения, чтобы использовать их воспитывающее значение для развития волевых качеств. Разумеется, каждый вид боевой подготовки, подобно другим воспитывающим факторам, как-то отличается своим специфическим отношением к сфере волевых действий офицера. Например, физическая подготовка развивает в офицере настойчивость, поскольку она делает его закаленным и выносливым, настойчивость же, развиваемая в ходе тактической подготовки, имеет основанием уверенность в правильности своих действий, большие военные знания и кругозор. Поэтому и рассмотрение каждого из видов боевой подготовки имеет целью фиксировать внимание читателя только на те моменты, которые характерны для него в смысле воспитания тех или иных волевых качеств офицера. Та же ограниченная цель преследуется и при рассмотрении других воспитывающих факторов, как, например, руководства, мер дисциплинарного воздействия и т. п.

 

5. Требования единства сознания и поведения, решения и исполнения

Когда человек поступает не в соответствии со своим убеждением, то это свидетельствует о бесхарактерности, безволии, о слабой натуре. Иной считает себя патриотом, но, когда доходит до дела, требующего жертв и усилий, — отступает или, что не менее беспринципно, ограничивается формальным отношением к своему долгу. В жизни советского офицера не может быть разрыва между сознанием и поведением.

Цельность натуры сказывается в том, что само звание офицера, имеющего подчиненных, с которых он требует исполнения долга, заставляет быть более требовательным к себе. В цельности натуры, в этом единстве сознания и поведения сказывается вся сила воли человека.

В практической деятельности единство сознания и поведения выражается в том, что когда человек приступил к делу, то он ие отступает перед трудностями, а доводит начатое до конца. Это свидетельствует о единстве решения и исполнения. Единства решения и исполнения необходимо неуклонно требовать от офицера, чтобы он отвечал за свое решение и проводил его в жизнь. Следует воспитывать его так, чтобы он мог отказаться от своего решения только тогда, когда убедится, что оно неправильно.

Стремление доводить начатое дело до конца предполагает известную требовательность к себе, вытекающую из сознания своего долга, не выполнив который, офицер не может чувствовать себя спокойно, с чистой совестью. Такое стремление является делом его чести. Вместе с тем оно же предполагает и известную уверенность в своих силах, без которой было бы немыслимо начало самого дела — принятие решения о нем. Систематическое и неуклонное требование доводить начатое дело до конца закалит волю офицера.

Предъявляя это требование к офицеру, необходимо иметь в виду не только закалку воли, но и преодоление недостатков воли, главным образом внушаемости и упрямства, а также неуверенности. При внушаемости человек лишен самостоятельности. Упрямец же хотя с виду и настойчив и стремится довести начатое дело до конца, но его настойчивость лишена разумного основания, а потому она ничего общего с волей не имеет. В действиях упрямого человека сказывается неуверенность, имеющая своеобразный характер, а именно — удастся ли ему другими средствами возместить тот ущерб своему самолюбию, который он наносит себе, отказавшись от прежнего решения или мнения. Здесь сказывается ложный стыд. Необходимо внушать офицеру, что в признании своей ошибки нет ничего постыдного, наоборот, оно свидетельствует о мужестве. Очень часто вследствие неправильного понимания этих качеств, а также неправильного их толкования упрямство принимают за твердость характера и воли.

Для сознательной борьбы с недостатками воли у офицера надо их тщательно изучить, выяснить их причины и, учтя индивидуальные особенности офицера, наметить наилучший способ воздействия на него. Прежде всего надо мобилизовать его волю на преодоление выявленных недостатков, внушить, что изжить их, если он сам захочет, не так уж трудно. Одним из верных способов является поощрение при первых же успехах офицера, преодолевшего хотя бы в какой-то мере свой недостаток: этим самым в нем укрепляют уверенность, что он выправится.

Наконец, на разборах учений, на занятиях или даже в частной беседе должно быть подчеркнуто, в чем зло того или иного недостатка или же значение положительного волевого качества. Это может быть выражено и мерами поощрения, наградами, которые получают товарищи данного офицера, выказавшие свойства, противоположные его недостатку. Точно так же и его решения и действия должны быть оценены по достоинству, если он проявлял в них положительные качества воли.

 

6. Изучение офицера

Ни одна из воспитательных задач не может быть разрешена без индивидуального подхода к офицеру. Поэтому необходимо всестороннее изучение личности офицера, как этого требуют уставы Советской Армии, со стороны идейно-политической и деловой.

Чтобы изучение носило целеустремленный характер, необходимо в первую очередь выявить такие признаки, которые имеют наиболее существенное значение.

В характере офицера в первую очередь интересуют начальника такие черты, как отношение к своему долгу, к обязанностям, принципиальность.

В отношении темперамента офицера интересует, в какой мере он уравновешен, выдержан.В отношении воли офицера в первую очередь необходимо выяснить, насколько он дисциплинирован. Большое значение имеет и вопрос о его целеустремленности, активности.

Умственные способности офицера характеризуются его развитием, знаниями, в первую очередь способностью быстро и правильно ориентироваться в обстановке политической, боевой и служебной.

Важным вопросом является изучение наклонностей офицера.

Прошлое офицера представляет большой интерес, в первую очередь те факты и обстоятельства, которые решительным образом влияли на его сознание, развитие характера и воспитание воли.

Наконец, очень важным является изучение материальных и семейно-бытовых условий.

Все эти вопросы являются только канвой в сложном деле изучения офицера. В действительности начальника могут интересовать и другие стороны личности офицера, в зависимости от конкретных условий.

Изучая офицера, необходимо иметь в виду следующее.

Первое — рассматривать факторы, обусловливающие формирование личности офицера, все черты его характера во взаимной связи. Так, например, иной раз может поразить удачное, смелое решение офицером боевой задачи при сравнительно небольшой военно-теоретической подготовке. Между тем это может быть объяснено большим опытом или большим общим образованием и кругозором.

Второе — офицера надо изучать не как нечто застывшее, неизменное, а в его развитии. Несмотря на то, что офицер — взрослый человек, его характер, его облик, а тем более деловые качества по мере приобретения им нового опыта в какой-то мере меняются. Так, например, благодаря возросшему опыту офицер изжил в себе такой недостаток, как неуверенность. Если его начальник "не следил за его ростом, то он все еще будет подходить к офицеру со старой меркой. Между тем теперь уже следовало бы побуждать его на большее дерзание, на более смелые решения.

Настоящее изучение офицера требует от начальника личного общения с ним, наблюдения его в служебной и общественной деятельности и даже в частной, личной жизни.

По тому, как данный офицер руководит политическими занятиями, как активно участвует в обсуждении того или йного политического вопроса, можно судить о его политической подготовке. По тому, какую готовность он проявляет в выполнении трудных заданий, можно судить, насколько он закален в идейно-политическом отношении. Вместе с тем реальные результаты выполненного офицером задания свидетельствуют о тех или иных деловых качествах его.

По тому, как офицер реагирует на возникшие трудности при исполнении порученного ему дела или на вводную во время тактических занятий, можно судить, насколько он уверен, настойчив или упрям.

Особенно пристально старшему командиру следует наблюдать за проявлением тех черт характера, которые незаметно могут перейти в свою противоположность, как, например, осторожность — в трусость, смелость — в опрометчивость, упорство — в упрямство и т. д.

Наблюдения над деятельностью и жизнью офицера не проводятся с целью пассивной регистрации фактов, а представляют собой по существу довольно сложный процесс исследования явлений, их сопоставления, группировки, определения и т. п. В результате такой работы начальник время от времени может делать определенные, к чему-то обязывающие практические выводы в целях лучшего воспитания офицера. Вот примерное содержание этих выводов.

Во-первых, насколько данный офицер изучен, какие черты характера еще следует изучить, какими методами.

Во-вторых, на основании каких фактов — не случайных, а существенных и часто повторяющихся — можно установить наличие той или другой черты характера или волевого качества.

В-третьих, что нужно сделать, чтобы лучше изучить ту или другую сторону характера офицера.

В-четвертых, необходимо наметить, что и какими методами поощрять в характере офицера и какие недостатки в нем исправлять.

Наконец, насколько правильно используется данный офицер, что нужно сделать, чтобы лучше его использовать.

 



 
Интересный материал? Поделись им с другими:

На Форуме