Неадекватное понимание своих интересов или некоторые особенности антироссийского ПиАра в 2006 году

E-mail Печать

В условиях переноса основных акцентов межгосударственных разногласий из области идеологии в сферу политики и экономики, а также существенного уменьшения вероятности развязывания крупномасштабной войны, произошло значительное обострение конкурентной борьбы между традиционными и формирующимися центрами силы за расширение сфер своего влияния в мире, в т.ч. за счет получения устойчивого доступа к контролю над геостратегическими (природными, людскими, технологическими, информационными и др.) ресурсами планеты.

Стремление США к построению "однополярной" системы международных отношений, а также доминированию в ней, не только не уменьшается, но и проявляет явную тенденцию к активизации. Процесс объективного возрождения статуса Российской Федерации в качестве мировой экономической и военно-политической державы, а также одного из "центров силы" вступает в закономерное противоречие с провозглашенной американской администрацией с подачи некоторых "сильных мира сего" стратегией "нового мирового порядка".

Главными стратегическими задачами кругов, определяющих политический курс США, по-прежнему остаются контроль российского геополитического пространства, а также стремление исключить в исторической перспективе существование здесь мощного государства, способного претендовать на мировое лидерство (в этом современные теоретики "однополярного мира" и "конфликта цивилизаций" наподобие З.Бжезинского и С.Хантингтона наследуют британскому эксперту "от геополитики" начала 20 века Дж.Маккиндеру).

Практически сразу после распада СССР, в 1992 году, по заказу американской администрации был подготовлен документ под названием "Американские прогнозы развития геостратегической ситуации в мире в конце ХХ - начале ХХI веков", в котором немалое внимание было уделено "возможным (читай, желательным) радикальным изменениям" государственного устройства России в ближайшие 10-15 лет. Ведущие политологи госдепартамента США У.Вуд, Л.Шварц, ученые Д.Найт, Д.Демко и другие прогнозировали распад России на несколько независимых государственных образований: Западную Россию, Урал, Западную Сибирь, Дальний Восток и Северные территории. Кроме того, по их версии, получат государственную самостоятельность малые этнические анклавы - Татария, Башкирия, Осетия, Чечня и другие, произойдет отделение от РФ Карелии, возникнут практически независимые автономные зоны - Калининградская область, республика Тува, Бурятия и др.

Несмотря на нереализованность подобных сценариев, определенные круги на Западе продолжают предпринимать действия, направленные на ослабление российской самостоятельности. В своем выступлении на отчетном собрании Академии военных наук 18 января 2003 года Министр обороны РФ С.Иванов констатировал: "Давайте признаем откровенно - против России война уже идет, и идет не один год. Эту войну нам никто не объявлял. И нет ни одного конкретного государства, которое находится в состоянии войны с Россией. Но есть люди, организации во многих странах, которые участвуют в проведении враждебных действий против Российской Федерации".

С учетом стремительно развивающихся в настоящее время информационных технологий использование современных методик психологического анализа, моделирования и прогнозирования выступает главным рычагом осуществления подобных действий. В совокупности же речь идет о новом виде стратегических наступательных операций информационно-психологического характера с использованием не только различных каналов распространения особым образом подобранной информации, но и потенциалов дипломатических миссий, сотрудников других госструктур, различных общественных и неправительственных организаций, а также многих возможностей масс-медиа и шоу-бизнеса. Подобные операции, как правило, заблаговременно подготавливаются, четко планируются и в достаточной степени финансируются. Например, на проведение информационной операции в поддержку победы В.Ющенко на президентских выборах в Украине, а также "оранжевой революции" в целом, американской администрацией было выделено не менее 65 млн долларов.

Значимость информационно-психологического противоборства в общей системе военно-политических взглядов американского руководства подчеркивается во многих официальных директивах и документах США. В частности, в полевом уставе сухопутных войск США FM 33-1 "Психологические операции" не просто констатируется то обстоятельство, что "военная мощь и дипломатические возможности бывшего Советского Союза все еще представляют угрозу интересам США по всему миру", но также подчеркивается, что в мирное время "для достижения национальных целей используются политические, экономические, психологические и военные меры". При этом особо отмечается, что "психологические операции в мирное время требуют межведомственной координации на уровне правительства США и объединения сил на национальном и государственном уровнях".

Практическая реализация взглядов военно-политического руководства США на организацию и проведение психологических операций находит свое отражение в совершенствовании национальной законодательной базы. Так, например, в марте 2005 года конгрессмены Т.Лантос и Ф.Вулф представили в палату представителей проект "Закона о поддержке демократии". Аналогичный законопроект, но под названием "О продвижении демократических ценностей" сенаторы Д.Маккейн и Д.Либерман внесли для утверждения в сенат. Практически одновременная инициатива представителей обеих палат американского парламента, по мнению ряда политологов, подтверждает не только значимость и востребованность предложенных документов, но и то, что их содержание является фактическим отражением реальной политики правящей элиты США. Существенной особенностью закона выступает то, что он предусматривает назначение специальных уполномоченных "советников" и "помощников" в штат администрации президента, в госдепартамент, совет национальной безопасности и все посольства США в странах, где "демократия находится под гнетом диктатуры". Примечательно также, что финансирование исполнения законопроекта предполагается увеличить со 180 млн долларов в 2006 году до 230 млн долларов в 2007 году.

Объективный анализ современных взглядов, теоретических, концептуальных положений и практических мероприятий военно-политического руководства США и их союзников не дает усомниться в том, что психологические операции против России продолжают выступать в качестве важного инструмента достижения внешнеполитических целей. В отличие от "холодной войны" против СССР, подобные действия, выражающиеся в проведении психологических операций и акций, лишены даже минимального идеологического прикрытия (так как официально констатировать, что руководствуются теорией "в глобальном мире – глобальный хозяин", лица, ответственные за внешнюю политику, все еще не решаются) и представляют собой следствие типичного геополитического противостояния. Операции такого рода никогда открыто не декларируются и не имеют документальных подтверждений. Свидетельствует о них совокупность множества фактов, событий и обстоятельств, выстраивающихся в определенную систему.

Одна из наиболее показательных в этом отношении психологических операций проводилась в 2005-2006 годах и была приурочена к июльскому 2006 года саммиту руководителей стран "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге, который впервые проводился под председательством России.

Справка: интеграция России в состав "большой семерки" происходила постепенно. Впервые с лидерами стран "семерки" встречался президент СССР М.Горбачев - это произошло вне рамок официальной программы Лондонского саммита в 1991 году. Президент России Б.Ельцин участвовал в саммитах 1992 и 1993 гг. В 1994 году, на встрече в Неаполе, Россия впервые участвовала в половине заседаний; тогда же появилось само понятие "большая восьмерка". В 1997 году в Денвере президент США Б.Клинтон пригласил президента Ельцина участвовать во всех заседаниях саммита, который он назвал встречей "большой восьмерки". Наконец, в 2003 году, перед саммитом в Эвиане, Россия впервые приняла участие в разработке всех документов, принятых лидерами группы. Летом 2005 года Германия согласилась отложить собственное председательство, и с 1 января 2006 года на Россию был официально возложен статус председателя государств "большой восьмерки".

Объективная оценка некоторых информационно-пропагандистских акций западных информационных структур позволяет придти к выводу о планировании и проведении в рассматриваемый период широкомасштабной пропагандистской кампании против Российской Федерации и её руководства.

Основными целями подобной кампании являлись: подрыв авторитета России в глазах мирового сообщества, межгосударственных союзов и объединений; постановка под сомнение правомерности и целесообразности участия и председательства России в группе крупнейших промышленно развитых государств мира, а также снижение эффективности её деятельности в ходе решения различных проблем регионального и глобального уровней.

Некоторыми признаками этой кампании стали:

- использование целого ряда неурегулированных, спорных проблем международных отношений (иранская ядерная программа, взаимоотношения со странами СНГ, "цветные" революции и "горячие точки" на постсоветском пространстве, проблемы энергетической безопасности и др.) в качестве информационного повода для наращивания давления на Россию и её руководство в ходе подготовки и принятия решений;

- использование в качестве главного информационного повода кампании саммита 15-17 июля в Санкт-Петербурге;

- последовательность и целенаправленность проводимых акций информационно-психологического воздействия;

- скоординированность по времени осуществления пропагандистских акций;

- постепенное наращивание усилий в их организации и проведения.

Исходя из этого, можно выделить несколько условных этапов в ходе подготовки и проведения данной психологической операции.

I. Подготовительная фаза.

Берет своё начало ещё на кануне июльского 2005 г. саммита в шотландском городе Глениглс, на котором среди прочих решался вопрос о возможном председательстве России в "большой восьмерке" в 2006 году. Именно в этот период в западной прессе была инициирована дискуссия, подкрепленная массой публикаций в ведущих СМИ, в которых общественному мнению навязывался тезис о сомнительности выбора в пользу председательствования и, в целом, участия России в "клубе восьми", а также звучали откровенные призывы лишить Россию обретенного статуса.

В числе наиболее типичных публикаций в этот период можно выделить следующие:

- статья председателя комитетов палаты представителей конгресса США по политике и по внутренней безопасности К.Кокса "Место ли России в большой восьмерке" ("The National Interest", 17 мая 2004 г.), в которой, среди прочих обвинений, утверждается, что "Россия так и не совершила переход от коммунизма к свободному предпринимательству и от советского полицейского государства к стабильному и действительно демократическому обществу";

- редакционная статья в "The Washington Post" от 8 июня 2004 г. "Следует ещё раз призадуматься над приглашением российского лидера в большую восьмерку". Основной тезис: "Путин возвращает Россию назад, к авторитаризму в советском стиле";

- статья небезызвестного Дж.Сороса "Россия, убирайся из большой восьмерки" ("Die Presse", 14 февраля 2005 г.);

- интервью влиятельного члена сенатской комиссии по делам вооруженных сил Дж.Маккейна, а также члена комитета по разведке конгресса США Дж.Хармана телеканалу "Fox News Sunday" в феврале 2005 г., в котором политики приходят к выводу о необходимости "убрать Россию из большой восьмерки";

- статья "Может ли этот человек возглавлять большую восьмерку" ("Newsweek", 19 апреля 2005 г.) известного политолога из Йельского университета Д.Гартена, в которой он утверждает, что "председательство Москвы в большой восьмерке было бы сродни разрешению, данному ООН Судану и Ливии возглавить комиссию по правам человека";

- статья в "Financial Times" от 28 июня 2005 г. "Председательство России в G-8 будет фарсом" и т.д. и т.п.

Своеобразным апофеозом начального этапа пропагандистской кампании можно считать инициативу сенаторов Д.Либермана и уже упоминавшегося Дж. Маккейна в конце 2005 года о принятии специальной парламентской резолюции, призывающей президента США Дж.Буша принять меры для приостановки членства России в "восьмерке", пока её власти не примут на вооружение и не начнут соблюдать "нормы и стандарты свободного демократического общества, действующие во всех других странах-участницах группы восьми".

Таким образом, на протяжении достаточно продолжительного времени значительная часть направлений содержания пропагандистской акции сводилась к доказательству неготовности России к членству в G-8, а также к формированию убежденности у представителей общественности и истеблишмента в нежелательности дружественного характера политического курса по отношению к Москве.

II. Основной этап.

Хронологически его можно определить примерно с конца 2005 года по май - июль 2006 года. Именно в этот период под руководством советника президента США по национальной безопасности С.Хэдли была завершена работа по пересмотру действовавшей с 2002 года "Стратегии национальной безопасности". Опубликованная в середине марта 2006 г., новая концепция фактически ужесточает официальную позицию Вашингтона по отношению к России. В документе заключается, например, что "последние тенденции, к сожалению, указывают на снижение в России стремления к созданию демократических свобод и построению демократических институтов". Подводя итог собственным оценкам и выводам, авторы "Стратегии" призывают Москву "не препятствовать распространению свободы", при этом, фактически, требуют ограничения активности её внешнеполитической деятельности. В этой связи аналитики отмечают неслучайность временнуго совпадения публикации документа с подведением итогов парламентских выборов на Украине и президентских выборов в Белоруссии в марте 2006 года.

Механизм оказания психологического давления на руководство РФ в данном случае основывался на известном в логике принципе "последовательности сопоставления". Схема его действия проста, но эффективна: на начальном этапе, например, президенту Белоруссии Лукашенко навешивается ярлык "последнего диктатора Европы", а затем констатируется то обстоятельство, что "Путин оказался одним из немногих лидеров, положительно отозвавшихся" о результатах выборов в соседней республике. Независимо от контекста событий, фактов или обстоятельств, проекция от характеристики одного из фигурантов описываемого явления переносится на другого. При этом изначальным посылом является утверждение, что относится к происходящему в Белоруссии следует только в русле официальной позиции западного руководства, не учитывающей иных мнений, в том числе и на Западе (см., например, публикации М.Элмонда и Х.Нэйли в британской газете "Гардиан").

Одним из примеров, иллюстрирующих направленность психологического воздействия на данном этапе, служит выступление президента США Дж.Буша в марте 2006 года перед сотрудниками правозащитной организации "Freedom House" (финансируемой американским конгрессом), где он, в частности, сказал: "Что касается России, то здесь я не опускаю руки. Я всё ещё полагаю, что Россия понимает: в её интересах быть частью Запада, работать с Западом и действовать в согласии с Западом". Необходимо отметить, что лингвистическая конструкция подобного утверждения, с одной стороны, формально избегает обвинений в стремлении к конфронтации с Россией, а, с другой – фактически рефреном повторяет призыв (требование) к Москве, содержащийся в "Стратегии", а именно: "не препятствовать распространению свободы". В этой же связи "The Washington Post" от 9 апреля 2006 г. в статье "Россия – не демократическая страна. Что дальше?" уже без всяких условностей указывала причины необходимости следовать данному требованию: "Возврат России на более демократическую стезю был бы в интересах США, поскольку снизит угрозу демократии во всей Евразии, укрепит права собственности американских инвесторов и стабильность поставок энергоносителей на Запад, а также сделает Россию более сговорчивым партнером в противостоянии различным угрозам от террористических организаций до деструктивных режимов".

Некоторыми событиями международной жизни, в той или иной форме призванными развить или закрепить в этот же период психологический эффект пропагандистской акции, выступили:

- заявление государственного департамента США о признании нелегитимности состоявшихся выборов в Белоруссии;

- объявление руководством ЕС решения о запрете въезда в страны еврозоны значительной части высших чиновников из Белоруссии;

- обнародование представителями Пентагона документа, в котором утверждалось, что российские разведструктуры, якобы, информировали Саддама Хусейна о передвижениях войск США во время вторжения в Ирак в 2003 г.;

- публичное "выражение недовольства" со стороны госдепа США по поводу того, что Россия, якобы, всячески затягивает работу над резолюцией Совета Безопасности ООН с осуждением Ирана и его программы в области развития ядерной энергетики;

- проведение в столице Литвы 4 и 5 мая 2006 года конференции "Общее видение добрососедства" организации стран Балтийского и Черноморского регионов (уже названной некоторыми политологами "поясом демократии" вокруг России) с участием президентов Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии, Польши, Украины, Молдавии, Болгарии, Румынии, Армении, Грузии, Азербайджана, а также лидеров ЕС и НАТО. По просьбе президента США Дж.Буша в работе конференции принял участие вице-президент США Р.Чейни, который выступил с докладом о концепции целостной и свободной Европы, в котором раскритиковал Россию за "сворачивание демократических реформ", осудил действия Москвы в сфере поставок энергоресурсов на внешние рынки, а также призвал российские власти "прекратить шантажировать" соседние страны.

Известно, что среди приоритетных направлений для совместного обсуждения лидерами стран "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге Россией были предложены такие темы, как энергетическая безопасность, образование и здравоохранение. Особенностью рассматриваемого этапа психологической акции, осуществляемой странами Запада против РФ, выступило настойчивое стремление снизить актуальность предложенных проблемных тем, а также дискредитировать позиции российского руководства, предлагавшего свое видение путей их разрешения.

Значимость проблемы энергетической безопасности обуславливается не в последнюю очередь тем, что на долю России приходится десятая часть всей добываемой в мире нефти и пятая часть природного газа. Помимо этого, ни одна из стран мира не обладает такими же возможностями для увеличения добычи энергоносителей. Запад и до сих пор не скрывает своей заинтересованности в том, каким образом и на каких условиях Россия станет реализовывать свой громадный энергетический потенциал.

Стремление склонить руководство РФ к выполнению требований т.н. «энергетической хартии» выступало (и продолжает выступать до настоящего времени) важным направлением содержания информационно-пропагандистских мероприятий западных СМИ.

Справка: в начале 1990-х гг. по инициативе Евросоюза были проведены переговоры между европейскими странами, США и Канадой об общеевропейской энергетической хартии, призванной обеспечить общую международно-правовую базу для сотрудничества в области энергетики, соответствующую правилам ВТО. 17 декабря 1997 года хартию подписали 46 стран; только США и Канада отказались к ней присоединиться. Три года спустя те же государства подписали юридически обязывающий Договор к энергетической хартии. Он вступил в силу в 1998 году, после ратификации 13 государствами-участницами. Россия и Норвегия отказались ратифицировать Договор.

Некоторыми методами психологического воздействия по отношению к России, в контексте отстаивания экономических интересов ряда западных элит, при этом выступали:

- перенос акцента обсуждения проблем энергетической безопасности с глобальных направлений на узконаправленное, а именно: на частичные и непринципиальные изменения некоторых положений энергетической хартии, а также условия присоединения к ней России;

- дискредитация идеи совместного российско-германского проекта (стоимостью около 5 млрд. долларов) по строительству газопровода в Европу по дну Балтийского моря.

Возможность обсуждения проблем образования, предложенных Москвой в ходе подготовки к саммиту, оговаривалось несколькими условиями (требованиями) для России.

Во-первых, ей настоятельно рекомендовалось более активно продвигаться на пути "стандартизации" дипломов о высшем образовании в рамках т.н. Болонского процесса.

Справка: 19 июня 1999 г. министрами образования ряда европейских стран в Болонье была подписана Декларация, призванная положить начало процессу создания на европейском континенте т.н. "единого образовательного пространства". Предполагает введение сравнимых квалификаций в области высшего образования, переход на двухступенчатую систему высшего образования (бакалавриат – магистратура), а также развитие системы дополнительного образования (т.н. "образование в течение всей жизни"). Ряд элитарных европейских вузов (Кембридж, Парижский институт политических наук и др.) отказались участвовать в Болонском процессе. Некоторые эксперты полагают, что Болонский процесс в большей степени выгоден странам, имеющим невысокие образовательные стандарты и традиции обучения. Но, помимо этого, он объективно создает условия для более интенсивной "утечки мозгов" в наиболее развитые страны. В настоящий момент Болонский процесс объединяет более 40 европейских стран. Россия присоединилась к нему в 2003 году. Предполагается, что основные цели программы должны быть достигнуты к 2010 году.

Во-вторых, в ходе предварительных консультаций неоднократно выдвигался тезис о "необходимости распространения" международных контактов и обменов в сфере образования. В качестве резюмирующего представлялся вывод о якобы "неконкретности" предложений России по проблемам образования, что не оправдывало целесообразность включения этой темы в программу саммита.

Ещё одна "гуманитарная" составляющая информационно-психологического воздействия накануне саммита в Санкт-Петербурге относилась к деятельности на территории России различных неправительственных организаций (НПО). Убедительные доказательства финансовых контактов части НПО с представителями зарубежных разведок привели к тому, что с 17 апреля 2006 года в России вступил в силу закон, регламентирующий различные аспекты деятельности НПО. Западные СМИ в контексте данных событий настойчиво использовали термины "ограничения прав" общественных организаций, "гонения", "закручивание гаек" и т.д. В этой же связи уже упоминавшаяся правозащитная организация "Freedom House" объявила об изменении статуса России и перевела её из категории "частично свободных" в категорию "несвободных" стран. При этом подчеркивалось, что Россия стала единственным государством мира, претерпевшим такую негативную трансформацию во время президентства Дж.Буша.

В этой же связи еще одна общественная неправительственная организация "Репортеры без границ" (Reporters without borders) накануне Всемирного дня свободной прессы, традиционно отмечаемого 4 мая, опубликовала ежегодный список "врагов свободной прессы", в котором оказался Президент России Владимир Путин. Из руководителей стран бывшего СССР в "черном списке" также присутствуют президент Белоруссии Александр Лукашенко, лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Узбекистана Ислам Каримов и глава Туркменистана Сапармурат Ниязов.

Тем не менее, несмотря на все выдвинутые "авансом" обвинения, направленные, по сути, против самой попытки российских властей воспрепятствовать разведывательной и антигосударственной деятельности под прикрытием НПО, практически все зарубежные и российские общественные организации прошли перерегистрацию и продолжили свою работу на территории РФ. Включая и те, которые основаны и поддерживаются американским Национальным Фондом (институтом) за демократию и фондом "Евразия" – структурами, напрямую финансировавшими "оранжевые революции" в Восточной Европе и странах постсоветского пространства.

Одновременно с этим, все настойчивее обсуждался тезис о возможности или невозможности прибытия в Санкт-Петербург "антиглобалистов" и многочисленных представителей т.н. "гражданского общества" из Европы и США, которые уже традиционно устраивают "акции протеста" в период проведения саммитов. Всего лишь предполагая вероятность ограничений в выдаче въездных виз в Россию подобным "активистам", западные СМИ в целях инициирования волны критики российского руководства активно использовали это обстоятельство в качестве повода для дополнительного психологического давления на Москву.

В этих же целях международная организация Amnesty International, за несколько дней до празднования 61-й годовщины Победы над фашистской Германией, опубликовала отчет, в котором содержатся обвинения руководства России в "потакании" экстремизму, ксенофобии, а также в "игнорировании" фактов усиления проявлений расизма и национальной нетерпимости в стране. Сам характер публикаций о России в дни празднования Победы возмутил многих на самом Западе. Так, некоторые европейские СМИ констатировали, что в освещении популярными европейскими изданиями и программами ситуации в РФ в контексте праздника 9 мая, преобладали спекуляции на тему роста нетерпимости в обществе, потакании российских властей шовинизму и ксенофобии. Данное тематическое направление психологического давления на РФ, активно использовавшееся накануне саммита, хотя и относится к "традиционным", но продолжает иметь перспективы к значительной активизации и в настоящее время.

Периодическое напоминание России о "неполноценности" её статуса в составе G-8 стало одним из центральных направлений содержания информационно-психологической кампании в преддверии саммита в Санкт-Петербурге. Влиятельное американское издание "Institute for International Economist" от 10 апреля 2006 года, в частности, подчеркивало, что "и сегодня участие России в деятельности "восьмерки" нельзя назвать полномасштабным". В качестве аргумента приводилось и акцентировалось то обстоятельство, что Россия, не являясь членом ВТО, якобы не обладает достаточным авторитетом в вопросах макроэкономики и мировой торговли. И, несмотря на то, что Россия – полноправный участник МВФ и Всемирного банка, предпринимался ряд мер, искусственно ограничивающих её полномасштабное участие во встречах министров финансов и глав центробанков "семерки". Так, например, встрече министров финансов "восьмерки" в Москве 10-11 февраля 2006 года предшествовало совещание заместителей министров финансов "семерки" в Лондоне.

Справка: в 2005 году Россия по объему ВВП заняла 12 место в мире, уступая остальным странам "восьмерки", Китаю, Испании, Южной Корее и Бразилии, но опережая Мексику и Индию. В пересчете же ВВП по паритету покупательной способности, Россия оказывается на 9 месте, несколько отставая от Китая и Индии. В 2005 году положительное сальдо торгового баланса России превысило 120 миллиардов долларов, золотовалютные резервы достигли 185 с лишним миллиардов, а профицит бюджета составил 7,5% от объема ВВП (см.: World Bank 2005, BOFIT 2006, UBS Brunswick 2006). Согласно прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), в 2006 году Россия по объему экономики выйдет на 10 место в мире.

Искусственное замораживание процесса вступления России в ВТО предстало в качестве ещё одного повода для доказательства тезиса о "недостаточной компетентности" России в вопросах мировой экономики. Основываясь на этом же тезисе, все настойчивее звучали призывы к руководителям стран "семерки" и в дальнейшем решать экономические и финансовые вопросы, связанные с ВТО, без участия России.

Своеобразным завершающим акцентом основного этапа психологической операции против РФ накануне саммита G-8 некоторые эксперты считают развернувшуюся пропагандистскую акцию, которую условно можно назвать "ядерным шантажом". Начало ей было положено статьей "Рост американского ядерного превосходства", опубликованной в апрельском 2006 г. номере журнала "Foreign affairs", являющегося официальным изданием "Совета по международным связям" (Council on Foreign Relations - американская организация, которая исследует отношения США с остальным миром). На основе в целом корректных данных авторы доклада, используя методы стандартного компьютерного моделирования, констатировали, что "сбалансированная система ядерного сдерживания постепенно уходит в прошлое и наступает век абсолютного американского превосходства". Фактически утверждалось, что "уже сейчас Россию можно победить в ядерном конфликте".

Сама по себе постановка вопроса о возможности ядерного конфликта имела провокационный характер и содержала в себе определенный элемент психологического давления. С другой стороны, объективный анализ состояния военных потенциалов двух ядерных держав подтверждает, что гарантированно уничтожить любого потенциального противника, включая США, Россия сможет, как минимум дважды, а Соединенные Штаты – 8 раз. Независимые аналитики приходят к выводу о том, что публикация статьи во влиятельном американском издании представляла собой целенаправленный информационный "вброс", призванный оценить реакцию на него в мире, а, прежде всего, в России.

Исходя из этого, целями акции могли быть:

- зарождение сомнений в незыблемости собственной безопасности;

- развитие "комплекса неполноценности" перед технологическим и военным могуществом США;

- вывод российского руководства из состояния психологического равновесия на стадии подготовки и принятия решений по наиболее важным вопросам национальной безопасности и государственного управления;

- укрепление уверенности союзников США в Европе и некоторых государствах бывшего СССР в возможности и позволительности конфронтационных устремлений в отношениях с Россией, основываясь на тезисе её "ядерной несостоятельности";

- подрыв имиджа России в качестве мировой ядерной державы, постоянного члена СБ ООН, а также некоторые другие.

Очевидным также являлось и то, что одной из возможных задач акции выступало провоцирование России на резкое форсирование программ ядерного перевооружения, дополнительно требующих значительных финансовых затрат, в т.ч. из Стабилизационного фонда.

Необходимо отметить, что данная информационная кампания имела свою предысторию и продолжение. В качестве первой составляющей аналитики отмечают предание гласности состоявшихся крупномасштабных виртуальных учений Объединенного командования воздушно-космической обороны Североамериканского континента (North American Aerospace Defense Command - NORAD) по отражению ядерного удара со стороны России и Северной Кореи, которые прошли на территории США в конце прошлого года. Согласно сценарию учения, Россия 1 ноября 2005 года начинает ядерную войну против США, и уже через 9 дней признает себя в ней побежденной.

Примечательным обстоятельством при этом выступило то, что информация об учениях была якобы "строго засекречена". Однако, "некоторые документы" все-таки попали в распоряжение обозревателя газеты "The Washington Post", на сайте которой и были опубликованы. Технология "контролируемой утечки" информации была использована также и в период проведения других аналогичных учений в 2005 году, к которым относятся: учения "Бдительный щит" (Vigilant Shield), в ходе которых отрабатывалось отражение ядерной атаки террористов на Алабаму и "Глобальная молния" (Global Lightning), которые симулировали ядерную же войну с КНДР.

Некоторые внешнеполитические акции американской администрации, предпринятые в этот же период, были призваны усилить информационно-психологический эффект от проводимой акции. К ним, в частности, относятся следующие.

1. Визит госсекретаря США К.Райз на Украину в декабре 2005 года после т.н. "газового скандала". В ходе встречи с президентом Ющенко, кроме прочих, обсуждался вопрос о возможном допуске американских специалистов на РЛС системы предупреждения о ракетном нападении в Севастополе и Мукачево, которые эксплуатируются исключительно в интересах России. По сообщениям некоторых СМИ, американская сторона выдвигала предложение о целесообразности уничтожения станций, как это произошло с российской РЛС в Скрунде (Латвия). Помимо этого, по завершению встречи, Украина заявила о готовности официально отказаться от подписания уже согласованных с Россией договоренностей о продлении срока эксплуатации ракетного комплекса РС-20 ("Сатана"). В этом случае России пришлось бы утилизировать эти ракеты, разработанные на предприятии "Южмаш" в Днепропетровске.

2. Заявление главы Агентства противоракетной обороны США генерал-лейтенанта Т.Оберинга в марте 2006 года о том, что США формально выбрали Великобританию в качестве предполагаемого места для размещения установок ракет-перехватчиков в рамках программы "звездных войн". В настоящее время американские базы ПРО находятся на Аляске и в Калифорнии. По сообщению представителя пресс-службы Пентагона, в качестве мест установки ракет-перехватчиков рассматриваются также Польша, Чехия и Венгрия, при этом первые американские противоракетные установки, как утверждалось, могут появиться в Европе уже в 2010 году.

3. Серия сообщений в СМИ о готовности США к испытанию авиационного химического лазера для уничтожения баллистических ракет во время их старта по программе ABL (Airborne Laser), которое может состояться уже в 2008 году. Согласно этим же сообщениям, бюджет программы ABL предполагается увеличить с 471 млн долларов в 2006 году до 631 млн долларов в 2007 году. Продолжалась разрабатываться также параллельная программа по созданию т.н. "сверхскоростного высокоманевренного космического перехватчика кинетической энергии" (KEI - Kinetic Energy Interceptor Program), который, как сообщалось, будет способен преследовать, перехватывать и уничтожать баллистические ракеты после их запуска, на траектории полета и конечном участке во время захода на цель. Подчеркивалось также, что 2008 год станет переломным для этих двух программ, т.к. только одна из них получит финансирование для последующих испытаний.

Вызвавшая широкий общественный резонанс пропагандистская акция США, в ходе которой в апреле 2006 года было объявлено о возможности нанесения ядерного удара по Ирану, по мнению отдельных специалистов, лишь в некоторой степени имела целью изменение позиции иранского руководства. В гораздо большей степени она была адресована России и, не в последнюю очередь, Китаю, продолжавшим отстаивать исключительно дипломатический вариант урегулирования ситуации вокруг исследовательских программ Ирана в ядерной сфере.

III. Заключительный этап.

Планировался и осуществлялся исходя из результативности предыдущих этапов пропагандистских и психологических акций в отношении России. Временной промежуток охватывает 2-3 недели непосредственно перед началом саммита. Основной целью данного этапа психологической операции могло быть формирование и укрепление психологически дискомфортного состояния российского руководства, и, тем самым, создание условий, способных повлиять (или оказать давление) на переговорную позицию России в ходе разноформатных встреч и переговоров на высшем уровне.

Именно в этот период в западной прессе была инициирована широкая дискуссия, в рамках которой рассматривались и обсуждались различные варианты действий руководителей западных держав как непосредственно перед саммитом, так и в ходе него, которые фактически представляют собой основные направления содержания дополнительного психологического давления на Москву.

К некоторым из них можно отнести следующие.

1. Демонстрация готовности к бойкоту саммита. Прецедентный пример этому имелся: в 2003 году президент Дж.Буш проигнорировал около половины совместных мероприятий "семерки". В данном же случае, публичная "озабоченность", например, в связи с состоянием демократии в России или ее внешней политикой послужила бы поводом к тому, чтобы высокопоставленные представители одного или нескольких стран "восьмерки", избегая категоричных формулировок, могли бы "выразить сомнение" в целесообразности их прибытия в Санкт-Петербург по "политическим мотивам".

2. Проведение за несколько дней или недель до приезда в Санкт-Петербург "мини-саммита семерки" в столице одной из стран бывшего СССР, принятой в НАТО и ЕС, например, в Вильнюсе. На такой встрече могли бы быть обсуждены "традиционные" для "семерки" темы, в которых Россия не обладает "достаточной компетентностью". Психологический аспект при этом выразился бы, во-первых, в поддержке суверенитета бывших советских республик, а, во-вторых, в выражении солидарности некоторым "демократическим" организациям и движениям в России.

В этой связи западные СМИ неоднократно подчеркивали "мудрость" президента США Дж.Буша, который, направляясь в мае 2005 года в Москву на торжества по случаю 60-летия Победы в Великой Отечественной войне, сделал остановку в Риге, где выступил с речью об опасностях, "грозящих российской демократии", а возвращаясь из Москвы, посетил Тбилиси, чем в очередной раз подчеркнул "поддержку" независимости Грузии и других постсоветских государств в их отношениях с Россией.

3. Концентрация усилий в политической, экономической и финансовой сферах по замораживанию реализации крупных инвестиционных проектов в энергетической сфере с участием России, в частности, по производству и экспортной транспортировке сжиженного газа из Штокмановского месторождения в Баренцевом море.

Справка: российский концерн "Газпром" в сентябре 2005 года по результатам первичного тендера предложил нескольким иностранным компаниям создать консорциум для реализации проекта. В этот список вошло пять корпораций: американские "Chevron Corporation" и "Conoco Phillips", французская "Total", а также норвежские "Statoil" и "Norsk Hydro". Сжиженный газ из месторождения планировалось поставлять в США, и, возможно, Францию. Разведанные запасы месторождения составляют 3,2 триллиона тонн газа и 31 миллион кубометров газового конденсата. Стоимость проекта оценивается в 25-30 миллиардов долларов, но реальные расходы могут вдвое превысить эту сумму, и тогда проект может стать одним из крупнейших в мировой энергетике.

Достижение договоренностей по реализации проекта или же подписание соответствующих документов до саммита предоставило бы России ощутимые психологические преимущества в ходе предполагаемого обсуждения положений энергетической хартии в рамках различных встреч лидеров G-8 в Санкт-Петербурге.

Таким образом, председательство России в большой "восьмерке" выступило в качестве весомого повода для оказания психологического давления на российское руководство по наиболее актуальным вопросам международных отношений. Последовательность, согласованность и тематическая направленность различных пропагандистских и психологических акций, проведенных в отношении РФ, дает основание с определенной уверенностью констатировать, что все они осуществлялись в рамках единой психологической операции, предполагавшей целенаправленную интерпретацию не только вопросов повестки дня, но и предполагаемых итогов саммита, призванного стать для России крупнейшим внешнеполитическим событием 2006 года.

Объективная оценка возможных шагов американской администрации в отношении России подтверждает, что одним из основных информационных поводов для оказания массированного давления на Москву в среднесрочной перспективе становится т.н. "проблема 2008 года", иначе говоря, возможность или невозможность сохранения преемственности политического курса РФ после очередных президентских выборов. В настоящее время уже предпринимается ряд действий, которые в совокупности можно рассматривать в качестве составных частей (этапов) комплексных мероприятий психологического воздействия.

Эта кампания обладает рядом особенностей. С одной стороны, она выступает в качестве последовательного продолжения уже проведенных информационно-психологических акций против России. Ее цель по-прежнему заключается в формировании, развитии и закреплении таких информационно-психологических условий, которые бы максимально препятствовали процессам становления РФ в качестве лидера международной системы политико-экономических отношений. Вместе с тем, исходя из общих тенденций и приоритетов российской внешнеполитической деятельности, выбраны наиболее существенные, ключевые направления содержания различных психологических и пропагандистских акций. К ним можно отнести следующие.

1. Дискредитация российской энергетической политики.

Современная конъюнктура рынка энергоносителей в мире и в Европе, характеризующаяся значительными колебаниями соотношения спроса и предложения, и следовательно, цены на энергетическое сырье, не в последнюю очередь была вызвана военными акциями США и их союзников в Афганистане и Ираке, а также непрекращающимися шантажом и угрозами в адрес Ирана и некоторых других государств.

В этих условиях отстаивание Россией собственных экономических и финансовых интересов в контексте реализации национального энергетического потенциала вызывает все более пристальное внимание Запада.

Формированию негативного отношения к российской энергетической политике служит настойчивое использование западными политиками и СМИ терминов "нефтяное оружие", "чрезмерная энергозависимость", "газовый шантаж" и т.д. Искусственность происхождения подобных терминов очевидна. Это подтверждается, в том числе, событиями времен СССР, когда, несмотря на разгар "холодной войны, милитаризацию Европы и общее обострение международных отношений, Советский Союз никогда не прерывал заключенных контрактов о поставках энергоносителей европейским потребителям.

Своеобразным поводом для начала целенаправленной информационной кампании по обвинению России в использовании «энергетического оружия» стал отказ Украины признать многочисленные факты «несанкционированного отбора» газа из российского магистрального газопровода на рубеже 2005 и 2006 годов, а также нежелание платить за российский газ общепринятую мировую цену. Политологи допускают мысль, что украинское руководство не рискнуло бы начать «газовый скандал» с Россией в разгар зимнего сезона, не имея моральной, дипломатической и иной поддержки американской администрации, а также лидеров некоторых европейских государств.

Целью информационно-психологической кампании по дискредитации российской энергетической политики (и это уже было продемонстрировано на саммите G-8 в Санкт-Петербурге) выступает стремление, во что бы то ни стало, добиться от России ратификации на условиях ЕС Энергетической хартии 1991 года.

При этом основные мероприятия в рамках информационной кампании были приурочены к неформальному совещанию лидеров ЕС в г.Лахти (Финляндия) 20 октября, куда был приглашен Президент России, а также к саммиту Россия - ЕС в г.Хельсинки 24 ноября сего года.

К наиболее типичным публикациям западных СМИ в данный период можно отнести следующие:

- статья в "The Financial Times" (Великобритания) от 16 октября 2006 года "Приглашение Путина – дипломатическая ошибка ЕС";

- статья одного из руководителей вашингтонского Института международной экономики в "The Weekly Standard" (США) от 17 октября "Путину сходят с рук даже войны", в которой доказывается тезис о том, что "считать Путина стратегическим партнером, а уж тем более союзником – значит полностью игнорировать реальность". И кроме этого, утверждается ошибочность суждений о том, что "холодная война" ушла в прошлое;

- публикация "Смогут ли ЕС и Россия договориться?" в "The Guardian" от 20 октября, в которой подчеркивается "нервозность" западных лидеров в отношении надежности газового импорта из России;

- статья в итальянской газете "Repubblica" под названием "Европа и газовый царь" от 23 октября. Основной тезис: "ЕС крайне заинтересован в том, чтобы столь могущественный и неудобный сосед развивался в демократическом и, прежде всего, мирном направлении";

- статьи "Путин против Европы" в американской "United Press International" от 20 октября, "Бойтесь России!" в немецкой "Financial Times Deutschland" от 8 ноября, а также некоторые другие.

В качестве вполне определенного элемента психологического давления на российское руководство накануне встречи в Лахти, можно рассматривать заявление председателя Европейской комиссии Ж.Баррозу, в котором он призвал глав государств ЕС занять жесткую позицию в отношении Президента России "по вопросам энергетической безопасности". В интервью агентству Рейтер, он, в частности, сказал: "Я не хочу, чтобы меня заподозрили в конфронтации с Россией, однако я уверен, что мы не достигнем никаких результатов, поступаясь нашими принципами при общении с российскими партнерами".

Вместе с тем, предварительно согласованная тематика неформальной встречи В.Путина с лидерами стран ЕС была в значительной степени изменена благодаря двум событиям, произошедшим в течение месяца до совещания. Первое из них – провокация Грузии в отношении России, связанная с театрализованным арестом 27 сентября российских офицеров по сфабрикованному обвинению "в шпионаже". Адекватная и вполне предсказуемая реакция российской стороны послужила дополнительным поводом для массированных обвинений России в экспансионизме на постсоветском пространстве в целом, а также в "необоснованном давлении" на Грузию и введение против нее санкций в связи с её "ориентацией на Запад". Значительное число западных информагентств и влиятельных изданий на своих страницах и в сети Интернет активно использовали в этой связи такие эмоциональные выражения, как "ксенофобские и националистические устремления Кремля", "диктатура беззакония и крайнего национализма", "наступление фашизма в России" и т.д. Апелляция к антикавказским выступлениям в сентябре в Кондопоге оказалась в данном случае дополнительным и логическим завершенным катализатором обвинений, предъявленных Москве.

Вторым, и как полагают эксперты, также неслучайным событием оказалось убийство известной своими оппозиционными взглядами российской журналистки А.Политковской. В течение почти двух недель, предшествующих встрече в Лахти, ведущие западные СМИ не переставали муссировать инцидент, создавая тем самым вполне определенный информационно-психологический фон предстоящему совещанию.

Так, в частности, Международная федерация журналистов выступила с заявлением о том, что смерть журналистки, ставшей уже тринадцатым представителем своей профессии, погибшим в России с 1999 года, когда В.Путин пришел к власти, представляет собой "очередное доказательство кризиса безнаказанности, с которым сталкиваются СМИ в России".

Некоторыми другими тезисами информационно-психологических материалов в данный период являлись:

- к убийству журналистки причастны государственные структуры России;

- происходит "необратимый зажим свободы слова и демократии" в стране;

- власти России демонстрируют "пренебрежение европейскими нормами в области прав человека";

- российскому руководству характерны "самоуверенность, авторитаризм, нетерпимость и беззаконие";

- пока Москва использует "полицию и юстицию против неугодных политиков и журналистов", ей должно быть отказано в членстве в "большой восьмерке";

- в России продолжается "преступное наступление на печатные СМИ" и т.д. и т.п.

Не афишируемым, но знаковым элементом пропагандистской акции при этом выступает день убийства журналистки – 7 октября – совпавший с днем рождения В.Путина. Как обращают внимание некоторые эксперты, данное обстоятельство уже само по себе (даже без учета прогнозируемой реакции на него со стороны общественности и СМИ) несет в себе мощный заряд психологического воздействия, способный привести к значительному снижению уровня эмоционально-психологической устойчивости человека.

Реакция лидеров Евросоюза на вновь возникшее обстоятельство не заставила себя ждать. Повестка дня их встречи с В.Путиным была оперативно скорректирована и стала выглядеть следующим образом: расследование "политического убийства" А.Политковской; ратификация Россией энергетической хартии; экономическая блокада Грузии. Объективная оценка искусственной увязки нераскрытого преступления с вопросами для диалога между руководством ЕС и Президентом России свидетельствует о том, что целью акции было оказание психологического давления на российское руководство и его компрометация в глазах мировой общественности.

Необходимо отметить, что в новейшей российской истории подобный метод психологического давления на высшее российское руководство, определяемый психологами в качестве т.н. технологии "внешнего воздействия", применялся неоднократно. Как признают западные политологи, достаточно было в определенный момент заявить на весь мир о "дефиците демократии" в России или "отходе от рыночных реформ", как экс-президент России Б.Ельцин, как правило, уступал в ходе обсуждения каких-либо политических вопросов или при заключении различных экономических соглашений.

2. Воспрепятствование сближению Европы и России.

Целью данного направления содержания психологических акций выступает закономерное стремление ослабить потенциал возможного союза объединенной Европы с Россией, способного составить мощную экономическую, технологическую и политическую конкуренцию США.

Одним из шагов в практической реализации данного направления является ряд мер по блокированию заключения нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским союзом.

Справка: 24 июня 1994 года между Россией и ЕС было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Вступило в силу 1 декабря 1997 года. Рассчитано на 10 лет с возможностью продления или придания ему статуса бессрочного Договора.

Перед одним из заседаний министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе, предшествующему саммиту ЕС-Россия в Хельсинки, премьер-министр Польши Я.Качиньский 13 ноября заявил, что его страна отказывается поддержать проект обновленного СПС до тех пор, пока Москва не снимет запрет на ввоз польской сельскохозяйственной продукции и не ратифицирует Энергетическую хартию. Официальным объяснением подобного шага стала потеря Польшей около 350 млн долларов в результате российского эмбарго, а также ещё более существенные убытки в случае реализации российско-германского проекта по строительству Северо-Европейского газопровода в обход Польши. Прогнозируемые последствия невозобновления СПС в связи с позицией Польши могли выразиться при этом в существенной переориентации российского экспорта нефти и газа с западного направления на восточное, что многими экспертами расценивается в качестве угрозы энергетической безопасности Европы.

Судя по некоторым признакам, польский демарш в отношении выработки единой позиции Европы на переговорах с Москвой предварительно согласовывался с американской администрацией, но мог также оказаться следствием давления на Варшаву из Вашингтона.

Об этом, в частности, свидетельствует визит в Польшу заместителя госсекретаря США Д.Фрида в начале сентября этого года. В ходе состоявшихся переговоров была подчеркнута необходимость того, чтобы Варшава "продолжила оказывать влияние на политику ЕС в отношении Украины, Белоруссии, Грузии, а также уделяла внимание событиям в России". Касаясь вопросов энергетической безопасности, Д.Фрид констатировал, что "Польша является одним из лучших и самых близких друзей Америки в Европе", а также особо подчеркнул, что "США поддерживали и будут поддерживать стремление Польши сократить зависимость от поставок газа из России".

Вслед за этим, 15 сентября по приглашению вице-президента США Д.Чейни в Вашингтон прибыл вице-премьер Польши Я.Качиньский, который провел переговоры с министром энергетики США С.Бодманом, а также встретился с руководителями крупных энергетических концернов. В центре рассматриваемых вопросов оказалось обсуждение инициативы американской стороны о строительстве "альтернативного пути" транспортировки энергоносителей из Прикаспийского региона в Европу, который, как предполагается, должен значительно снизить зависимость дружественных США стран от российских поставок. Маршрут газопровода планируется провести через страны, с которыми поддерживаются союзнические отношения, например, Турцию или Грузию. Согласно сообщениям СМИ, идею проекта "активно поддержали" компании "Тексако" и "Шеврон", выразив при этом готовность выделить для ее реализации не менее 5 млрд долларов.

Формальная готовность США реализовать альтернативный проект явилась своеобразной "компенсацией" польской стороне за её "бескомпромиссную" позицию в Евросоюзе. По некоторым данным, в качестве дополнительных условий, Вашингтон намекал Варшаве на возможность получения новейших военных технологий, а также доступа к секретным американским разведывательным сведениям.

Практически одновременно с заявлением польского премьер-министра об "особом мнении" Польши в вопросе о выработке нового СПС, некоторые европейские и американские издания 14 ноября с.г. распространили информацию о конфиденциальном аналитическом докладе экономического комитета НАТО. В нем Россия фактически обвиняется в стремлении максимизировать свои возможности в использовании "энергетического оружия" в политических целях. Для этого Москва якобы намерена войти в "картельный сговор" со странами-производителями газа, создав тем самым газовый аналог ОПЕК, куда бы вошли Алжир, Катар, Ливия, страны Центральной Азии и, возможно, Иран.

Таким образом, НАТО искусственно нагнетает ажиотаж вокруг проблемы "энергетической безопасности" (интересно, что среди постоянно действующих комитетов НАТО есть и Комитет по эксплуатации трубопроводов на Центрально-Европейском театре военных действий). Утечка информации закрытого характера не является случайной, а её дозированный и согласованный по времени "вброс" предназначен, в первую очередь, европейскому общественному мнению, психологически уже подготовленному к восприятию различных угроз энергетической безопасности и связанных с этим фобиях. Содержательный аспект проведенной акции в очередной раз направлен на дискредитацию российскую энергетическую политику. С другой стороны, он в значительной степени призван повлиять на общее отношение ЕС к России через укрепление аргументационной основы поведения польского руководства. Не менее важно, что в ходе реализации акции задействованы проверенные механизмы психологического давления, основанные на возбуждении у объекта воздействия чувства страха, связанного с инстинктом самосохранения, в данном случае – "энергетического".

Своеобразным "информационным прикрытием" акции стали сообщения некоторых структур НАТО о том, что в докладе в большей степени отражено мнение экспертов стран-членов альянса, нежели официальная точка зрения его руководства. Кроме того, как сообщалось, доклад никаких конкретных рекомендаций не содержит.

Страны Восточной Европы, стремительно вступившие в Евросоюз и НАТО, ввиду их значительного отставания от остальной Европы в уровне социально-экономического и политического развития, в существенной степени соответствуют критериям государств, которым близость или соседство с энергетически самодостаточной Россией с ее практически неограниченным рынком сбыта, может принести наибольшие выгоды. В то же время предпринимаются попытки манипулирования правительствами и общественным мнением этих государств в целях противопоставления России.

Примером такого манипулирования является характер освещения рядом западных СМИ поездка королевы Великобритании Елизаветы II по балтийским республикам, совпавшая по времени с проведением встречи руководства ЕС с Президентом России В.Путиным в Лахти. Западные телеканалы, информагентства и печатные СМИ не переставали подчеркивать значимость визита как "символа признания переживших десятилетия советского правления прибалтийских государств" в качестве "полноправных членов ЕС и НАТО". Закадровой стороной подобных комментариев осталось то, что практически в это же время уже были сформулированы явно провокационные требования Варшавы к Москве, а фактически, к Евросоюзу, дальнейшими последствиями которых на саммите Россия - ЕС 24 ноября в Хельсинки, как известно, стал неопределенный перенос переговоров о СПС с Россией.

Как подчеркивают некоторые эксперты, результаты такого решения ЕС серьезным образом коснутся именно стран Балтии. Во-первых, лишается перспективы приносить прибыль вентспилский нефтепровод, законсервированный несколько лет назад. Во-вторых, Евросоюз продолжает настаивать на безусловном закрытии Игналинской АЭС. В-третьих, Польша по-прежнему возражает против того, чтобы Балтию соединили с единой энергосистемой ЕС. Эти и некоторые другие обстоятельства могут привести к тому, что уже в 2009 году балтийские республики, возможно, столкнутся с серьезным дефицитом электроэнергии, а также падением в связи с этим конкурентоспособности своих товаров в Европе.

Другим примером, раскрывающим направленность процессов манипулирования общественным мнением и настроениями в странах-новичках Евросоюза и НАТО, служат сентябрьские беспорядки и погромы в Будапеште, едва не приведшие к правительственному кризису в Венгрии. Их поводом, как известно, стали тезисы закрытого выступления премьер-министра страны Ф.Дюрчана перед правительством в апреле этого года, в котором фактически констатировался провал некоторых направлений социально-экономических реформ в стране.

Косвенными признаками, свидетельствующими о внешней инспирированности общественных беспорядков в Венгрии, можно считать:

- создание в республике примерно год назад под патронатом спецслужб США неправительственной политической организации "Международный центр за демократические преобразования" (ICDT). Только в 2006 году ICDT получил на организацию своей деятельности около 20 млн долларов, что, исходя из практики "цветных революций", вполне достаточно для устройства беспорядков в отдельно взятой стране;

- значительная активизация российско-венгерского сотрудничества. Товарооборот между странами увеличился в первом полугодии 2006 года на 40 проц. по сравнению с аналогичным периодом 2005 года и достиг 3,6 млрд долларов, при этом венгерский экспорт вырос более чем на 70 проц.;

- практически совпавшие даты начала беспорядков (17 сентября) и встречи В.Путина и Ф.Дюрчана в Сочи 18 сентября этого года, в ходе которой обсуждались выгодные для обеих стран проекты в электроэнергетике, транспорте, области высоких технологий и т.д. Всего же лидеры двух государств, не считая официального визита Президента России в Венгрию в конце февраля этого года, пять раз встречались друг с другом.

Без участия и использования потенциала влиятельных спецслужб, имеющих свои интересы в республике и оказывающих определенную поддержку силам внутренней оппозиции, было бы практически невозможно ни прослушивать закрытые стенограммы заседаний правительства, ни одновременно опубликовать их во многих венгерских СМИ республиканского и местного масштаба, ни организовать массовые выступления буквально через несколько часов после публикации. Немаловажным обстоятельством при этом выступает определение времени организации антиправительственных демонстраций - за две недели до выборов в местные органы власти, в ходе подготовки к которым оппозиция недвусмысленно заявляла о "готовности взять реванш" за свое поражение от социалистов на весенних парламентских выборах, а также апелляции к "бунтарскому духу" венгров в связи с отмечаемой в октябре 50-й годовщиной вооруженного восстания в Будапеште.

Предполагаемой целью акции было подать определенный сигнал Венгрии и другим странам-новичкам Евросоюза, о "нежелательности" или "отрицательных последствиях" сближения с Россией.

Анализируя некоторые методы и приемы организации различных пропагандистских и психологических акций в отношении РФ, нельзя не заметить определенную шаблонность и стереотипность их осуществления.

Своеобразным продолжением практики "ядерного шантажа" России явилось выступление на брифинге в Пентагоне 24 октября сего года (т.е. практически сразу же после встречи В.Путина и лидеров ЕС в Лахти) председателя Объединенного комитета начальников штабов армии США, генерала морской пехоты П.Пэйса. Несколько выходя за рамки вопроса журналистов о возможности силового решения проблемы ядерного оружия Северной Кореи, генерал выразил непоколебимую уверенность в том, что США "в состоянии нанести поражение любому потенциальному противнику". Комментируя высказывания генерала, западные СМИ приводят данные, свидетельствующие, что даже без учета ядерного оружия простое сравнение общих военных потенциалов США и России говорит о "явном американском превосходстве". Так, например, военный бюджет Пентагона на новый финансовый год, начавшийся 1 октября, составляет 427,6 млрд долларов, а оборонный бюджет России на 2007 год – 821,2 млрд рублей или 30,5 млрд долларов. Подчеркивается также, что по версии Стокгольмского Международного института проблем мира (SIPRI), на долю США приходится 50 проц. мировых военных расходов. Россия же в этом списке на девятом месте, уступая Саудовской Аравии.

Помимо этого, из сообщений некоторых СМИ стало известно, что в декабре 2006 года на базе ВВС США Дэвис-Монтан (шт.Аризона) Пентагон намерен провести учения "Vigilant Shield" с привлечением сил Северного командования ВС США, а также американо-канадского Объединенного командования воздушно-космической обороны Североамериканского континента (NORAD). Согласно сценарию учения, одним из условных противников США в "ограниченной ядерной войне" будет Россия.

Другим примером шаблонности в проведении информационно-психологических акций является, как утверждают многие западные СМИ, "загадочная смерть" в Лондоне в ночь с 23 на 24 ноября с.г., т.е. в день начала саммита в Хельсинки, бывшего офицера ФСБ, получившего политическое убежище в Великобритании, А.Литвиненко. Помощник Президента РФ С.Ястржембский назвал в этой связи "настораживающим совпадением" смерти людей, которые противопоставляли себя действующей российской власти, с проведением международных мероприятий с участием Президента РФ. Отметив свой скепсис в отношении существования теории заговоров, российский чиновник отметил вместе с тем, что, по всей видимости, "мы сталкиваемся с хорошо отрежессированной кампанией или планом по последовательной дискредитации России и её руководителя".

В числе "традиционных" методов психологического давления на общественное мнение как внутри России, так и за рубежом, продолжают оставаться публикации различных рейтингов, опросов, социологических исследований и т.д., касающихся оценок современного состояния России и перспектив её развития. В числе некоторых из них можно привести следующие:

- опубликованный в сентябре этого года исследовательским центром Cato Institute т.н. "рейтинг экономической свободы" 130 государств мира. Россия в нем оказалась на 102 месте. Для сравнения: Эстония – 12-е место, Германия – 17-е, Япония – 19-е, Латвия – 35-е, Литва – 40-е, Испания – 45-е, Китай – 90-е и т.д. В исследовании подчеркивается, что "в странах с наиболее свободными экономиками больше политических свобод и выше продолжительность жизни";

- ежегодный рейтинг американского журнала "Foreign Policy" и консалтинговой кампании "А.Т.Kearhey" наиболее глобализированных стран мира. Каждая страна оценивается по 12 параметрам, объединенным в четыре категории: экономическая интеграция, технологии, частные контакты, политика. Первое место в "индексе глобализации", как и в 2005 году, занял Сингапур. На втором и третьем местах – Швейцария и США. Для сравнения: Украина – 39-е место, Россия – 57-е, Индия – 61-е, Иран – 62-е и т.д.;

- традиционное исследование Всемирного банка и Международной финансовой корпорации "Делать бизнес – 2007", в котором проанализированы действия 175 государств мира в 2006 году в сфере облегчения деятельности бизнес-структур. Согласно итоговым данным, наилучший бизнес-климат создан в Сингапуре, Новой Зеландии, США и Канаде. Для сравнения: Литва – на 16-м месте, Грузия – на 37-м, Польша – на 75-м, Россия – на 96-м, Белоруссия – на 129-м, Узбекистан – на 147-м, и т.д.

Таким образом, оценивая итоги некоторых операций и акций западных политических кругов в отношении РФ, необходимо констатировать, что информационно-психологическое противоборство сегодня выступает в качестве одного из основных инструментов завоевания и сохранения власти (политической, экономической, духовной). Информационная составляющая деятельности любого государства, в т.ч. России, становится все более значительной. Информационное воздействие, как свидетельствуют события международной жизни в новейшей истории, не только дополняет действие физическое, но предупреждает, сопровождает или даже замещает последнее. Гибкое реагирование, работа со множеством неизвестных, появление новых факторов, ограниченность прямых силовых возможностей ставят современное государство перед необходимостью совершенствования или изменения собственных управленческих структур, переосмысления своих задач и целей, переоценки ресурсов и учета ресурсов нового типа, в первую очередь, информационных, интеллектуальных и эмоционально-волевых. Такая тенденция, тесно связанная с технологической, информационной революцией и соответствующими социальными изменениями, с течением времени, безусловно, выводит информационную политику на первый план в обеспечении безопасности и развития страны.

 

В.Малых, Д.Ивлетшин

 

Материал подготовлен в сотрудничестве с центром "Ракурс"

 

 
Интересный материал? Поделись им с другими: