Бесполезные профессионалы или психологическая война американского штыка

E-mail Печать

В начале 2006 года министерство обороны США опубликовало "Четырехлетний военный обзор", в котором среди прочих рассматривается вопрос о том, какие изменения назрели в сфере применения и подготовки сил специальных операций. Было указано на необходимость развития сил сдерживания с учетом ситуации в мире, повышения мобильности различных видов вооруженных сил в ходе их комплексного применения, дальнейшего развития служб разведки и её технических средств, централизации командования и управления.

Особое внимание руководство Пентагона обратило на необходимость повышения потенциала США в сфере психологической войны. По мнению аналитиков, армия должна научиться действовать не в различных странах, а в различных обществах, когда военные успехи измеряются не размерами контролируемых территорий, а победами на культурно-психологическом поле.
В связи с этим значительно повышается роль сил специальных операций (ССО), составной частью которых являются органы и подразделения психологической и информационной войны. Одной из главных задач для ССО предполагается разрушение идеологического фундамента «противной стороны».
Констатируя неизбежность активных действий в интересах «национальной безопасности» США по всему миру в течение ближайших 20 лет, руководство американского министерства обороны полагает применение ССО одним из основных видов внешнеполитической деятельности Соединённых Штатов в различных уголках земного шара. При этом действия в информационно-психологической сфере считаются одним из важнейших элементов. Указывая на необходимость развития мобильности и готовности сил спецопераций к выполнению задач в любых условиях, руководство Пентагона отмечает первоочередность развития ряда специальных навыков, к которым относит и способность быстро и эффективно организовывать «взаимодействие» с местными властями, населением и отдельными группами или индивидуумами. Из контекста рассматриваемого документа видно, что под «взаимодействием» его авторы подразумевают «использование» в интересах «демократии». Необходимость знать культуры и языки регионов, в которых проводятся специальные операции, увязывается экспертами военного ведомства США с уровнем эффективности использования в ходе таких операций местной инфраструктуры: социальной, экономической, экологической. По мнению Пентагона, специалисты ССО «должны быть способны интенсивно обучать партнеров и работать совместно с ними, использовать третьи стороны, действовать тайно и поддерживать большее присутствие, оставаясь менее заметными». Личный состав ССО должен поддерживать и развивать существующий уровень знания языков и культуры других стран, делая при этом упор на углубленное знание региональной специфики в ключевых географических оперативных районах: Ближний Восток, Азия, Африка и Латинская Америка. Для достижения общих целей в ходе длительных операций основное внимание должно быть обращено на установление личных отношений с иностранными военнослужащими, представителями сил безопасности, а также «агентами влияния».
Подтверждением того, какое значение придают в министерстве обороны США победам не только на поле боя, но и в информационном пространстве, служит формирование новых подразделений психологических операций.
В 2006 году Пентагон сформировал новую группу психологических операций быстрого реагирования. Основная цель создания новой структуры - возможность направления в течение двух суток специалистов по работе с общественностью и прессой в распоряжение командования любой операции с участием ВС США, где бы она ни проводилась и какой бы характер ни носила. Группа сформирована как отдельное подразделение, напрямую подчинённое объединенному командованию ВС США и дислоцируется в Суффолке (штат Вирджиния). Командир группы - полковник С.Кэмпбелл. В 2007 году штатный состав нового подразделения планируется довести до 48 человек. Бюджет новой структуры составляет от 4 до 8 млн долларов в год. Личный состав группы имеет опыт практической работы. Её сотрудники направлялись для выполнения заданий в районы США, пострадавшие летом 2005 года от ураганов "Катрина" и "Рита", несколько человек работали в Пакистане после разрушительного землетрясения в октябре прошлого года.
По словам Кэмпбелла, в перспективе полностью укомплектованная группа будет разбита на "команды", имеющие специализацию по функциональному и географическому признаку. Но предусматривается также и "универсальность" сотрудников, которые должны быть способны проводить агитационно-пропагандистские операции там, где это необходимо командованию. Специалистов группы намечается оснастить собственной аппаратурой связи, фото-, аудио- и видеотехникой.
В середине 2006 года при министерстве обороны США сформировано Объединенное отделение психологической поддержки. Штаб подразделения находится в Тампе (шт.Флорида). В составе отделения 38 экспертов по проведению психологических операций, два специалиста по графике и видеографике. По состоянию на 1 января 2006 года штат подразделения составил 113 человек, а бюджет - 77,3 млн долларов. В задачи подразделения входит подготовка телевизионных рекламных роликов, рекламы на радио, веб-сайтах и в газетах для улучшения образа США, а также американских вооруженных сил в глазах мирового сообщества.

В начале 2006 года Пентагон выделил 300 млн долларов на скрытую пропаганду американской антитеррористической политики. «Незаслуженно поруганный» образ Америки планируется "отмывать" по всему миру, в том числе и в тех странах, которые помогают США строить демократию в Ираке и Афганистане. В рамках PR-кампании планируется задействовать все доступные средства - газеты, интернет, радио, телевидение, и даже футболки и бамперы машин. Министерство обороны США обещает соблюдать закон и публиковать "правду, и ничего, кроме правды".
В связи с этим обращает на себя внимание, что, согласно "Четырехлетнему военному обзору", доплаты к жалованью американских военнослужащих за знание иностранных языков, в 2006 году достигли 12 тыс долларов. При этом особо отмечается возможность привлечения любого владеющего иностранным языком военнослужащего к участию в информационно-психологических операциях. Впрочем, гражданских лиц к таким операциям планируется привлекать еще более активно, чем прежде.
Таким образом, согласно планам Пентагона, в ближайшие годы ССО ВС США не только численно возрастут, но и обретут более широкие возможности по проведению психологических операций.
Однако любой инструмент, как бы он ни был хорош, не обеспечит успеха при изначально неправильном подходе к делу.
Например, профессионализм и высокие технические возможности тех же сил психологических операций США не вызывают сомнений. Их успехи в ходе вторжений в Афганистан, Ирак, антитеррористической операции на Филиппинах общеизвестны.
Но это были операции тактического плана. Никакие профессионализм и технические возможности не могут исправить того факта, что американская «военизированная» внешняя политика ошибочна в принципе.
Выше уже говорилось, что применение сил специальных операций ради борьбы с терроризмом по всему миру продлится, по мнению аналитиков Пентагона, не менее 10 лет. Российская Федерация недавно также объявила о своей готовности использовать силы специального назначения против террористов в любой точке земного шара. Однако, в отличие от США, Россия только этим себя и ограничивает. Американские же стратеги совсем иначе представляют себе роль своих вооруженных сил в деле защиты национальных интересов Соединенных Штатов.
Открываем Полевой Устав Сухопутных войск США FM3-06 "Формы и способы применения войск в городских условиях" и читаем: «Учитывая наличие в мире значительного количества крупных населенных пунктов, сухопутным войскам США (в звене от дивизии и выше) нередко придется действовать в условиях плотной городской застройки и в пригородных зонах. Такие действия будут вестись в поддержку операций объединенных оперативных формирований, выполняющих задачи в интересах обеспечения национальной безопасности США».
Устав разработан командованием учебных и научных исследований по строительству сухопутных войск США (Форт-Ливенуэрт, шт.Канзас) в 2005 г.
Казалось бы, съевшие миллиарды долларов и тысячи жизней американских военных, конфликты в Афганистане и Ираке должны были бы внушить руководству США понимание бесперспективности масштабных вооруженных интервенций и оккупаций. Минули годы после радужных деклараций об окончательной победе демократии в этих двух странах, а ситуация там все хуже и хуже. Командующий объединенными коалиционными силами в Афганистане генерал Дэн Ричардс в одном из интервью в октябре 2006 года признал, что талибы на тот момент контролировали до 60% территории страны. Сегодня ситуация если и изменилась, то не в пользу американских войск. Командующий объединенными коалиционными силами в Ираке генерал Томми Фрэнкс осенью 2006 года заявил, что страна все глубже сползает в хаос гражданской войны. Достаточно посмотреть ежедневные сводки новостей, чтобы убедиться, что это по-прежнему так. И вряд ли ситуацию исправят новые 20 тыс американских военнослужащих, тем более, что они отнюдь не представляют из себя элитные войска. Все элитные войска, какие могли, американцы в Ирак уже послали.
Свергнув вторжением извне режимы, худо-бедно контролировавшие порядок, США и их союзники не смогли обеспечить даже видимости стабильности. Наоборот. Афганистан и Ирак охвачены междоусобным кровопролитием, мирное население гибнет десятками тысяч, а мировой терроризм почерпнул новые кадры. При этом для всех противоборствующих сторон «коалиционные силы по поддержанию мира» остаются оккупантами. В таких условиях весь немаленький потенциал сил психологических операций пропадает втуне - проповедь мира не воспринимается из уст тех, кто этот мир разрушил. Тем более, что «мир» руководство США видит в американском стандарте. И настойчиво внедряет «демократические ценности» на солдатских штыках.
Можно было бы также вспомнить, что, помимо военной агрессии, США активно используют другие формы вмешательства в дела других стран - ради «поддержки демократических процессов». И приводит это к кризисам и разжиганию новых (возобновлению старых) конфликтов. За примерами далеко ходить не надо - достаточно посмотреть на новейшую историю Украины, Грузии или Киргизии. Но эта тема явно выходит за рамки данной статьи.

В.Сафонов, в сотрудничестве с центром «Ракурс»

 
Интересный материал? Поделись им с другими: