Война в Алжире. Глава из будущей книги

E-mail Печать

Фрагмент из будущей книги "Локальные войны в Африке". В работе использовались исключительно иностранные источники.

От войны в Алжире нас отделяет почти 50 лет. Малоизвестный ныне, в свое время этот конфликт оказывал серьезное влияние на мировую политику и занимал первые полосы ведущих мировых изданий. С Алжира начиналось многое. И освободительное движение в мусульманской Африке, и крупные африканские конфликты в целом.

Стремясь к овладению колониями в Африке, Франция планомерно наступала на заселенные мусульманами территории. В 1830 г. она стала полновластной хозяйкой в Алжире, фактически вырвав эти территории из объятий слабеющей Османской империи. Французские войска быстро подавили восстания местных плохо вооруженных и разобщенных племен, установив диктат метрополии вплоть до окончания Второй Мировой войны.

Когда война уже началась, представители «Сражающейся Франции» приступили к набору добровольцев среди коренного населения, обещая, в случае победы, безоговорочное предоставление Алжиру независимости. Вербовщикам удалось добиться значительного успеха. Против фашизма сражалось значительное количество мусульман. Но французские власти и не собирались держать слово. Война закончилась, а страна продолжала оставаться колониальным владением. 

Однако, когда отгремели последние залпы, в воздухе ощутимо запахло освободительным движением. В ответ на откровенное нарушение обещаний, Движение за Триумф Свободы и  Демократии организовало демонстрации протеста в городах Сетифе, Батна Седрата и Сук Ахрасе. Эти выступления быстро переросли в погромы французского населения. В ходе беспорядков погибло 103 гражданина Франции. Колониальная администрация ответила на это массированных применением сухопутных и военно-воздушных сил. Французская авиация нанесла удар, в ходе которого пострадало 40 алжирских деревень. Удар наносили полученные из США, бомбардировщики SBD-5 Dauntless. Жертвами бомбардировок стали тысячи коренных алжирцев. В начале 1950-х Алжир получил официальный статус заморской провинции Франции. К этому времени, в стране проживало около восьми миллионов мусульман. 75% мусульманского населения были неграмотны. В сельской местности большинство составляли сельскохозяйственные общины, возглавляемые местными вождями. Кроме того, в общинах имелись духовные лидеры—кади, которые осуществляли судебное производство на основе законов ислама. Кроме того, присутствовали и полицейские, также из числа местных жителей. К началу 1950-х многие из них даже имели медали за участие во Второй Мировой войне. Но, утверждая на территории Алжира французские законы, они вынуждены были считаться с исламом, а также с местными обычаями и традициями.                 

В городах, где в это время уже существовала экономика, представленная фабриками и заводами, происходило постепенное складывание профсоюзов. Постепенно набирала силу коммунистическая партия, однако  преобладание мусульманского населения не давало коммунистам распространить свое влияние на широкие массы. Но и коммунистов, и мусульман объединяло одно: все они ненавидели колониальный режим и были готовы бороться с ним любыми путями.

В то же время, внутри алжирского населения существовали и противоречия на этнической почве. Кочевники-берберы и жившие на равнинах арабы крайне негативно относились друг к другу. Берберы не имели достаточных возможностей для занятия земледелием и развития собственной экономики, а потому совершали набеги на земледельческие районы, безжалостно грабя мирное население. В свою очередь, арабы-земледельцы стремились, по возможности, максимально вооружиться, чтобы хоть как-то противостоять этим набегам. 

Подъем алжирского национально-освободительного движения начинается в начале 1950-х г.г. Фактически, это была одна из «первых ласточек» среди выступлений подобного типа в Африке. Момент оказался выбран весьма удачно. После Второй Мировой войны Франция утратила значительную часть своего влияния на международной арене. Страна вела тяжелую войну в Индокитае. Теперь, к эти проблемам добавилась новая: повстанческое движение в бывшей африканской колонии.

    В это время в Алжире набирают силу сразу несколько разнородных политических сил, которые в их борьбе объединяло только одно: стремление изгнать французов из страны. В число этих политических группировок входили Алжирская Коммунистическая партия, панисламисткая Ассоциация Улемов, Движение за Победу Свободы и Демократии и либерально-исламисткий Союз Демократического Манифеста Алжира. Кроме того, еще в 1949г. один из лидеров Движения за Победу Свободы и Демократии Бен Белла создал Специальную Организацию, предназначенную для проведения силовых акций в отношении колониальных властей. Так был сделан один первых шагов к организации вооруженного сопротивления по всей стране. Кроме того, партии пытались принимать участие в политической жизни Алжира. Формально, установленные колониальными властями законы предоставляли мусульманам возможность избираться в парламент. Однако, на деле мусульманское большинство было серьезно ограничено в политических правах и свободах. Ощущая себя, с одной стороны, создателями практически всего алжирского национального богатства, а с другой—самой бесправной частью населения, мусульмане с откровенной неприязнью относились к французским властям.

В 1951г. все крупные политические движения Алжира решили объединиться, создав единый фронт для борьбы с колонизаторами. Однако, это объединение просуществовало лишь короткий промежуток времени. Причины его распада лежали на поверхности: слишком велики были разногласия между лидерами и политическими программами.

Однако, эта неудача не сломила создателей Движения за Победу Свободы и Демократии. Его создатель, Мессали Хадж в 1954г. образовал Алжирское Национальное Движение. Одновременно, на базе Специальной Организации началось создание вооруженных отрядов сопротивления. Такие же подпольные группы стали создаваться в структуре Алжирского Национального Движения.

Французские спецслужбы безусловно получали информацию о назревающих событиях. Подобные проявления не могли не волновать, как руководство французской разведки, так и, непосредственно, французского правительства. В рамках французской военной доктрины, борьба с антиколониальными проявлениями в Алжире и Индокитае рассматривалась, как ключевой момент в создании барьера для распространения мирового коммунистического движения. Кроме того, Франция, равно, как и остальные страны Запада всерьез опасалась усиления советского присутствия в Африке. Не секрет, что СССР оказывал политическую, экономическую и военную помощь практически всем национально-освободительным движениям. Приход к власти в любой из африканских стран просоветски настроенного правительства влек за собой резкий поворот в области внешней и внутренней политики. В то же время, существовали и чисто экономические причины: усиление советского присутствия приводило к постепенному закрытию для западных стран африканского рынка вооружений. И это уже напрямую ущемляло интересы крупных компаний. Впрочем, в самом начале повстанческого движения в Алжире до всего этого было еще далеко.  Стремясь предотвратить развитие конфликта, в августе 1954г. Франция перебросила в Алжир 1-й и 2-й батальоны из состава 1-го Пехотного Полка Иностранного Легиона. Но эти действия уже не могли остановить развитие событий.

Первую пробу сил алжирские повстанцы провели в ночь на 1 ноября 1954г. К этому времени в их рядах насчитывалось около 500 вооруженных бойцов (из них 350 активно участвовали в боевых операциях) и приблизительно 1200 сочувствующих. В ряде районов страны вооруженным атакам подверглись местные отделения жандармерии, здания администрации и даже места проведения фестиваля, посвященного дню Всех Святых. Досталось и местам дислокации частей французской армии. Так, при атаке казарм в Батне погибло двое часовых. Эта потеря стала следствием приказа, согласно которому в мирное время часовые заступали в караул с разряженным оружием и без боеприпасов. В Кенкела от пулеметного огня погиб офицер полка спаги, французский лейтенант Жерар Дарню.

Однако, несмотря, на внезапность нападения и отчаянную храбрость партизан, французам удалось отбить все атаки этой. Так, в Ичмуле нападавшие попытались использовать для атаки самодельные мины, но этот план провалился. Атаки пунктов жандармерии в Тикуте и Тигханимине Горге также потерпели неудачу. В Оране атака вообще началась преждевременно, а охрана оказалась на своих местах и 8 напавших сразу были убиты ответным огнем.

Кроме того, в других областях и населенных пунтках ночное нападение имело следующие итоги:

·           В Орисе командовавший группировкой в 400 повстанцев Бен Булаид организовал 43 нападения, в ходе которых было убито 6 французских солдат и жандармов.

·           В районе побережья Мурад Дидук, под началом которого находилось 150 бойцов, провел две атаки, итогом которых стала гибель одного францусзкого солдата.

·           В Кабиле 350 человек Крима Белькасема осуществили 14 атак, уничтожив при этом одного и ранив двух французских военнослужащих. Кроме того, в руки повстанцев здесь попало 2000000 французских франков.

·           В Центральном Алжире больших успехов добился Рабат Битат. В его распоряжении находилось 150 бойцов, которые за 7 атак уничтожили 12 французских военнослужащих и жандармов, захватив 25000000 французских франков.

·           В Западном Оране Ларби Бен Мьхиди, командуя 150 повстанцами провел 14 атак. Их итогом стала гибель троих французских солдат. Еще двое получили ранения.  

Серия вооруженных акций выявила серьезные недостатки в повстанческом движении. Основной причиной неуспеха нападавших стали плохое вооружение и подготовка. Алжирские повстанцы сразу столкнулись с большим количеством проблем. На начальном этапе у них не было устойчивых источников финансирования за рубежом, не хватало вооружения и боеприпасов,  и, наконец, алжирские подпольщики и партизаны не имели того опыта борьбы, который накопился в Индокитае.  Кроме того, в ряде случаев, французские военные и жандармы получили заблаговременное предупреждение о нападении и оказались готовы отразить атаку. В то же время, действия французы могли гораздо быстрее и с большими потерями для повстанцев отразить атаку, но в то время они не имели в Алжире подготовленных аэромобильных сил. На 1954г. французские ВВС располагали на территории бывшей колонии всего одним вертолетом. 

Ответственность за нападение взял на себя недавно образовавшийся Фронт Национального Освобождения. Его создателями стали 9 националистически настроенных мусульман: Хосин Айт Ахмед, Ахмед Бен Белла (бывший унтер-офицер французской армии, в 1944г. храбро сражавшийся против фашистов у Монте-Кассино в Италии), Мустафа Бен Булаид, Ларби Бен Мьхиди, Рабат Битах, Мхаммед Будьяф, Мурад Дидук, Мохаммед Кидем и Белькасем Крим. Вся эта группа избрал местом своего постоянного пребывания Каир. Кроме того, часть сторонников Фронта базировалась в Тунисе. Подобная ситуация оказалась вызвана усилением репрессий со стороны колониальных властей на территории Алжира.

В то же время, французские власти после нападения поверили, что Фронт Национального Освобождения является просоветски ориентированной организацией, которая стремится к установлению на территории Алжира коммунистического режима. Это убеждение оказалось подкреплено тем, что борцы за национальную независимость принялись за создание караванных путей, которые, проходя через алжирскую границу, служили для доставки оружия и боеприпасов. Эти тайные тропы очень походили на знаменитую «Тропу Хо Ши Мина» во Вьетнаме.

На самом деле, лидеры Фронта вовсе не стремились к установлению в Алжире социалистического строя, оставаясь стопроцентными мусульманами. Их идеалом государственного устройства оставалась исламская правовая база.

   Обеспокоенное событиями в Алжире, французское правительство принялось наращивать в своем заморском владении воинский контингент. В качестве сил быстрого реагирования первоначально выступили подразделения Иностранного Легиона. Зимой 1954-1955г.г. в Алжир прибывают подразделения из состава 3-го Пехотного Полка Иностранного Легиона. Вскоре за ними последуют части из состава 1-го Пехотного Полка Иностранного Легиона. 3-й Пехотный Полк предназначался для действий в условиях равнинной местности. 1-й Пехотный Полк сразу по прибытии приступил к охоте на повстанческие отряды в горах Орес. Но в одиночку легионеры явно не справлялись. Число организованных на конвои засад и нападений на гарнизоны росло в геометрической прогрессии.

   В феврале 1955г. губернатор Алжира Сустель анонсировал начало либеральных реформ, целью которых являлось увеличение присутствия коренного населения в административных органах и полиции, а также расширения прав алжирцев. Таким образом, французская колониальная администрация фактически попыталась начать «Компанию по борьбе за умы и сердца» по примеру тех, которые проводили британцы в Малайе. Однако, очень быстро французы поняли, что Алжир—не Малайя, а население вовсе не спешит верить бывшим колонизаторам. Фронт Национального Освобождения отреагировал на данное заявление террором против коллаборационистов. Теперь, все кто сотрудничал с колониальными войсками и администрацией, должны были опасаться за свою жизнь. 

   Тем временем, Фронт Национального Освобождения потерпел ряд неудач. Колониальная администрация решила сразу поставить точку в разгорающимся конфликтом и привлекла для уничтожения партизан значительные силы. В отдельных случаях, в рамках отдельных провинций военным удавалось полностью ликвидировать инфраструктуру Фронта. В феврале 1955г. погиб Дидуше. В марте того же года был арестован Битат. Вскоре, в руки колониальных властей попал и Булаид. Но полностью уничтожить партизанское движение не удалось. Более того, уцелевшие лидеры Фронта стремились поставить под контроль все мусульманское население Алжира.

   В апреле—мае 1955г. происходят изменения в программе Фронта Национального Освобождения. Во-первых, провозглашается курс на уничтожение колониального французского населения, а также подрыв его экономического благополучия путем уничтожения частных сельскохозяйственных владений. Во-вторых, Фронт предписал всему коренному мусульманскому населению Алжира прекратить курить и употреблять алкоголь. Неподчинившихся ожидало суровое наказание. Нарушители подлежали немедленной казни

   В июне 1955г. одни из отошедших от Фронта Национального Освобождения полевых командиров—Зигут пошел еще дальше: он декларировал начало компании неограниченного террора против всех проживающих на территории Алжира европейцев и коренных алжирцев, контактирующих с колониальными властями. Позднее Зигут вернулся к своим братьям по Фронту, и его деятельность стал курировать идеологический руководитель организации Рамадан Абан.

   Структура подпольных организаций, во многом, была скопирована с французского Сопротивления. Кроме того, лидеры повстанцев разделили страну на отдельные районы—вилайеты, в каждый из которых назначался свой командир повстанческого движения.

  • Вилайет-1: район Ориса—командир Мустафа Бен Булаид.
  • Вилайет-2: район Норд Константин—командир Рабат Битат.
  • Вилайет-3: район Кабилы—командир Карим Белькасем.
  • Вилайет-4: город Алжир и прилегающие к нему окрестности—командир Мурад Дидуше.
  • Вилайет-5: район Орана—командир Ларби Бен Мьхиди.
  • Вилайет-6: южный Алжир—без постоянного командира.

   Кроме того, каждый из вилайетов имел собственную специализацию. Так, в горном Орисе имелись все условия для создания постоянных партизанских баз, доступ к которым оказался затруднен природными условиями. В то же время, французское командование стремилось заблокировать повстанцев в этом районе, проводя операции типа «ищи и локализуй». Проблемы партизан усугублялись конфликтами между различными мусульманскими группами, а также вооруженными столкновениями между арабами и берберами.

   Полевые командиры стремились поддерживать внутри своих отрядов строгую дисциплину, которая, с одной стороны, держалась на революционном подъеме, а с другой—на использовании исламских норм и местных обычаев. В то же время, как уже говорилось, со стороны повстанцев не единожды имели место проявления жестокости в отношении французского колониального населения. 

   Тем временем, метрополия, уже давно считавшая Алжир 10-м Военным Округом, решила перейти к решительным действиям. Командовал 10-м Округом генерал де Шерьер. В действиях против повстанцев он располагал ограниченными силами. Из 55000 расквартированных в Алжире французских солдат только 4000 были готовы к боевым действиям. Остальные находились в составе гарнизонов и были заняты охраной военных баз. Де Шерьер сумел перегруппировать персонал персонал баз ВМС и ВВС, однако, общая численность подчиненных ему солдат к началу 1955г. составила только 74000 человек. В итоге, французское командование оказалось вынуждено мобилизовать к лету того же года 60000 резервистов. Часть из них отправились в Алжир. Так численность колониальных войск удалось увеличить до 105000 солдат.

   Штатный пехотный полк французской армии в этот период состоял из трех батальонов, каждый из которых включал 4 роты: 3 стрелковых и штабную и тяжелого вооружения. Кроме того, периодически, в состав батальонов могла включаться рота, сформированная из представителей туземного населения.

   В июне 1955г. начинается формирование подразделении, целью которых стала защита от повстанцев французских колониальных поселений, а также различных промышленных и сельскохозяйственных объектов. Для определенных в данные части солдат служба в них продолжалась 2 года. В то же время, учитывая стационарный характер службы, в подразделения обычно определялись военнослужащие 2-го класса, то есть не обладающие высокими боевыми качествами. Лишь их численность могла по-настоящему отпугнуть повстанческие подразделения, заставив их отказаться от атаки какого-либо объекта. 

   На вооружении колониальных сил состояло некоторое количество бронетехники. Практически вся она была американского производства. Основными танками являлись легкие М-3 «Стюарт» и М-24 «Чаффи». Кроме того, широко использовались американские разведывательные бронеавтомобили М-8. В качестве средства для транспортировки пехоты использовались полугусеничные бронетранспортеры М3, также американского производства. Вся эта техника участвовала еще во Второй Мировой войне. Однако, для Алжира это не имело решающего значения. В борьбе против партизан танки и бронетранспортеры не играли определяющей роли. Танки чаще всего использовались в оборонительных системах французских гарнизонов. Кроме того, их ограниченно могли применять при штурме укрепленных повстанческих баз.

   Определенную роль в борьбе с повстанцами командование французских колониальных сил отводило туземным формированиям. Из местных жителей формировались отдельные подразделения, которым, впрочем, зачастую, командовали французские офицеры. На начало боевых действий около 20000 мусульман служило в регулярных подразделениях и еще 20000 в так называемых, «тиральерских» полках. Для подобных случаев создавались особые подразделения, которые именовались отдельными (либо автономными) батальонами и полками (по французской армейской классификации эти части обозначались абреввиатурами ВТА и RTA). При этом, не смотря на подобные названия, в бою они могли использоваться, как обыкновенная пехота. Кроме того, туземное население служило в так называемых подразделениях «спаги», названных так в часть мусульманской кавалерии Средневековья и Нового Времени. Фактически, «спаги» являлись бронекавалерийскими полками, на вооружении которых состояла легкая бронетехника, а иногда и танки. Полки «спаги» обозначались абреввиатурой RSA.

   Служивших французам мусульман именовали «харка» или «мохазни». Как правило, боевой дух подобных подразделений оказывался намного ниже французских войск. Кроме того, распространенным явлением являлось дезертирство. С началом партизанской войны оно стало принимать катастрофические масштабы.

      Французские ВВС, выживавшие в этот период, главным образом, за счет американских поставок, в начале войны, были представлены в Алжире очень скромно. Авиапарк включал несколько истребителей Bell P-63 Aircobra, входивших в подразделение ЕС 6. Туда же входило несколько самолетов Mistral. Местом базирования подразделения являлся Оран. В то же время, в Блида дислоцировалось подразделение GT 1.62, в состав которого входили С-47. Из Лартига совершали боевые вылеты Lockheed P2V-6 Neptune, входившие в подразделение 22F. Также, в качестве Передовых Воздушных Наблюдателей использовалось некоторое количество легких самолетов Piper Cub. Кроме того, для поддержки привлекались самолеты Mistral из ЕС 8, дислоцировавшейся в Тунисе и ЕС 8, дислоцировавшейся в Марокко. Впрочем, эти машины не снискали большой популярности у французов. Их использование для поддержки войск оказалось крайне ограниченным, а в управлении машины были весьма капризными.

   С 1955г., нуждаясь во все большем наращивании авиаподдержки, командование французской авиационной группировки в Алжире оказалось вынуждено вооружать и использовать в качестве ударных легкие транспортные и тренировочные самолеты. В число переделанных под боевые машин вошли такие модели, как Dassault MD.311 Flamant, Morane-Saulnier MS.500, SIPA S.111 и SIPA 211. Кроме того, использовались произведенные во Франции Arado 396. Однако, оснащенные двигателями Argus As 410, эти легкие машины не могли сделать погоды в боевых действиях, значительно уступая всем остальным переделанным моделям. Вооружение самолетов было самым разнообразным. Так, в частности, SIPA S.111 и SIPA 211 оснащались пулеметами и НУРСами калибром 37-мм. Однако, ограничения в грузоподъемности мешали полноценному использованию машин в боевых условиях. Так, SIPA S.111, SIPA 211 и MS.500 могли нести или 2 пулемета или не более 4 37-мм НУРСов. На всех моделях самолетов широко применялись пулеметы калибром 7,5-мм. Все переоборудованные машины сводились в Легкие Тактические Эскадрилии.

   В качестве транспортных машин широко применялись С-47 и двухдвигательные Nord N2501 Noratlas.

   Авиация ВМС Франции, в этот момент, в Алжире была представлена F4U-7 Corsair из 12F и несколькими PB4Y-2, которые привлекались для поддержки и дислоцировались в Тунисе.

   Командованию очень быстро стало понятно, насколько незаменима при проведении контрпартизанских действий авиация. Очень быстро была осознана роль вертолетов. К апрелю 1955г. французы имели в Индокитае несколько Bell 47G, полученных из Италии и несколько Sikorsky H-19, поставленных группой американских войск в Западной Германии. 1 апреля 1955г. из этих машин была сформирована 57-я Эскадрилия Легких Вертолетов. В тот же день, была создана Вертолетная Группа №2, оснащенная машинами этих же типов. Уже 4 мая этим машинам пришлось побывать в деле. Перед пилотами была поставлена задача перебросить подразделение Иностранного Легиона в населенный пункт в Джебель Чийлиа, расположенный в горном массиве Орус. Операция прошла успешно и заняла 20 минут.

   К середине 1955г. все действовавшие в Алжире подразделения ВВС были сведены в три Воздушные Тактические Группы-- GATAC. GATAC 1 базировалась в Норд-Константене охватывая вилайеты 1 и 2, GATAC 2 дислоцировалась в Оране, контролируя Вилайет 5 и GATAC 3 располагалась в столице, действуя на территории вилайетов 3, 4 и 6. В июне 1955г. была сформирована новая эскадрилия EALA, оснащенная Moraine-Salunier MS.500s and MS.733 Alcyon..

   Наравне с авиацией в противостояние с повстанцами все больше оказывались втянутыми подразделения парашютистов. Звездный час этого рода войск наступит в Алжире буквально через 2-3 года. А пока десантники только начинали воевать. В 1955г. оформилась структура парашютного полка французских ВДВ в Алжире. Она включала следующие элементы:

1.     Рота Командная и Обслуживания:

·      6 офицеров,

·      4 нижних чина,

·      157 рядовых,

·      40 автомашин

·      штабной взвод

·      взвод связи

·      медицинский взвод

·      транспортный взвод

2.     Рота поддержки:

·      6 офицеров,

·      19 нижних чинов,

·      117 рядовых

·      25 автомашин

·      командный взвод

·      минометный взвод: 6 81-мм и 3 120-мм миномета.

·      Противотанковый взвод: 4 джипа с 75-мм безоткатными орудиями.

3.     Разведывательный эскадрон

·      5 офицеров.

·      17 нижних чинов.

·      88 рядовых

·      Командный взвод: 12 джипов.

·      3 разведывательных взвода по 7 джипов в каждом.

4.     4 роты десантников.

·      в каждой роте: 4 взвода десантников,

·      6 офицеров,

·      23 нижних чина,

·      184 рядовых

·      3 единицы техники.

·      На каждый взвод—2 ручных пулемета.

·       Взвод поддержки: 1 57-мм орудие.

   Штатная численность полка—1200 человек.

   Тем временем, война разгоралась, и потребность в авиации, в частности в вертолетах, ощущалась все больше и больше. Несмотря на то, что французское командование даже в официальных документах, зачастую именовало вертолеты вентиляторами, и польза приносимая этими машинами не вызывала сомнений. 1 августа 57-я Эскадрилия Легких Вертолетов была переименована в 57-ю Смешанную Вертолетную Группу. Уже 20 августа новому подразделению пришлось принять участие в серьезной операции. В этот день отряды Фронта атаковали населенный пункт Филиппвиль (ныне алжирский населенный пункт Скикда). В ходе нападения было убито 123 французских поселенца. В ответ французская армия провела крупномасштабную операцию, сопровождавшуюся карательными акциями. В конечном счете, было убито12000 мусульман. Вся эта история лишь усугубила раскол между французами и мусульманами.  

      Казалось бы, после ряда успешных операций колониальных сил, подпольная сеть Фронта лежит в руинах. Но и сторонники, и создатели обладали огромной энергией, и вскоре сумели восстановить партизанскую инфраструктуру в ряде районов.

Фронт Национального Освобождения ответил расширением подпольной сети в городах. Центром, где особенно была высока концентрация групп городского сопротивления, становится город Алжир. Городские подпольщики действовали весьма решительно, широко используя огнестрельное оружие и самодельные бомбы. Среди молодых лидеров подполья быстро выдвигается Саади Ясеф—ярый сторонник силовых методово борьбы. Именно, благодаря ему создается «Касба»-- наиболее известная из столичных подпольных организаций. Основными методами борьбы, используемыми «Касбой» стали взрывы в местах концентрации французских военных и чиновников, убийства высших военных чинов и представителей колониальной администрации. Уже с конца 1955г. «Касба» активно включается в борьбу, при этом ее руководителей не интересует, окажутся ли среди жертв гражданские лица.

   Однако, на арену войны с повстанцами быстро выходят подразделения, которые через короткое время заставят содрогнуться, как бойцов, так и руководство Фронта Национального Освобождения. 1 сентября 1955г. были окончательно сформированы 1-й и 3-й Парашютные Полки Иностранного Легиона.   

   Последовавшая эскалация насилия заставила губернатора Сустелля перейти в январе-феврале 1956г. к созданию сил самообороны, сформированных непосредственно из представителей колониального французского населения. Однако, отзыв губернатора помешал окончательному исполнению его планов.

   Наращивание сил продолжалось. К 1956г. численность французского контингента составляла уже 200000 солдат. К середине года сложилось следующее боевое расписание французской армии в Алжире:

·      Оранский корпус: 12-я, 13-я и 29-я Пехотные дивизии. 5-я Танковая дивизия.

·      Алжирский (столичный) корпус: 9-я, 20-я и 27-я Пехотные дивизии.

·     Корпус в Норт-Константен: 2-я Моторизованная дивизия, 14-я и 19-я Пехотные дивизии и 25-я Воздушно-Десантная дивизия.

   В состав 25-й Воздушно-Десантной дивизии входили следующие части и подразделения:

  • 9-й Колониальный Парашютный Полк (с 1960г. стал 1-м Колониальным Парашютным Полком).
  • 14-й Колониальный Парашютный Полк.
  • 18-й Колониальный Парашютный Полк.
  • 2-й Парашютный Полк Иностранного Легиона.
  • 8-й Колониальный Парашютный Полк.
  • 1-й Гусарский Парашютный Полк.
  • 1-й батальон из состава 35-го Полка Легкой Артиллерии ВДВ.
  • 75-я Инженерная Рота ВДВ.
  • 75-я Штабная Рота.
  • 513-я Транспортная Группа.
  • 75-я Рота Поддержки.
  • 75-й Секцион снабжения.
  • 75-я Медицинская Рота ВДВ.
  • 25-й Смешанный Взвод Легкой Авиации и Вертолетов.

   Кроме того, французское командование преобразовало отдельные интервентные батальоны в полки. Полноценные полки сформировать не удалось, и они существовали только на бумаге. Фактически возникли армейские ударные батальонные группы, ядром которых являлись все те же батальоны. В составе каждого батальона находилось по 4 стрелковые роты, рота тяжелого вооружения, штабная рота и разведывательные эскадрон. Если полк являлся моторизованным, то в его структуре могло быть две штабных роты, чтобы в случае чего можно было разделить подразделение сразу на две ударных группы.  

   В резерве находились 7-я Моторизованная дивизия, 10-я Воздушно-Десантная дивизия. Последняя включала в себя следующие элементы:

  • 1-й, 2-й, 3-й и 6-й Колониальные Парашютные Полки.(с 1960г. 1-й Колониальный Парашютный Полк был переименован в 9-й Колониальный Парашютный Полк.).
  • 1-й Парашютный Полк Иностранного Легиона.
  • 13-й Драгунский Парашютный Полк(данная часть оснащалась легкими бронеавтомобилями, осуществляя прикрытие операций парашютистов.).
  • 20-я Группа Артиллерии ВДВ.
  • 60-я Инженерная Рота ВДВ.
  • 60-я Рота Связи ВДВ.
  • 507-я Транспортная Группа.
  • 60-я Дивизионная Группа Поддержки.
  • 60-я Штабная Рота.
  • 60-й Секцион Снабжения.
  • 405-я Медицинская Рота ВДВ.
  • 10-й Смешанный Взвод Легкой Авиации и Вертолетов.

Позднее эти части были усилены 4-й Моторизованной дивизией. Однако, доля кадровых солдат в составе всех этих сил равнялась лишь 15%. Невелик был и процент мусульман: в основном, это также были кадровые военные, служившие, в основном, в Тиральерских пехотных полках,  а также в механизированных полках «спаги», за которыми название «алжирские» сохранялось вплоть до 1958г.

    Рост повстанческого движения требовал все новых контингентов для обеспечения деятельности французских административных структур в Алжире и борьбы с партизанами. К концу 1956г. в Алжире насчитывалось более 400000 французских военнослужащих.

   Приведенное количество французских войск в Алжире не может не впечатлять. Однако, в это число не входят туземные подразделения, которые также во множестве находились в бывшей колонии.

   Определенную роль в борьбе с повстанцами играли и местные туземные формирования, в рядах которых служили мусульмане. Так, около 20000 человек служило в регулярных подразделениях и еще 20000 находилось в рядах иррегулярных формирований. В то же время, в ряде этих подразделений командование осуществляли французские офицеры. К середине 1956г. численность туземных формирований значительно выросла. Сложилось следующее боевое расписание, просуществовавшее, с небольшими изменениями, вплоть до середины 1960-х г.г.:

  • Оран. Северный Оран: 21-й Тиральерский Полк, Южный Оран: 2-й Тиральерский Полк, 2-й и 14-й Автономные батальоны, 23-й Полк Спаги, Восточный Оран: 29-й Тиральерский полк и 9-й Полк Спаги.
  • Алжирский (столичный) округ. Северная часть округа: 1-й Тиральерский батальон, Южная часть округа: 1-й и 4-й Тиральерские полки, 5й и 17-й Тиральерские батальоны, Восточная часть округа: 9-й Тиральерский батальон и 5-й Полк Спаги.
  • Константен. Северный Константен: 22-й Тиральерский полк, 21-й Полк Спаги, Южный Константен: 7-й Тиральерский полк, Северо-Восточный Константен: 1-й и 8-й полки Спаги, Восточный Константен: 3-й Тиральерский полк, 11-й и 14-й Тиральерские батальоны, 6-й Полк Спаги.

   С 1956г. при формировании туземных частей была декларирована новая этническая политика. Теперь мусульманам были предоставлены более широкие полномочия и свободы при занятии низших военных должностей. Кроме того, согласно новым приказам, была установлена 50% норма формирования туземных частей. Половину в них должны были составлять представители мусульманского населения, половину—выходцы из колониального французского населения Алжира. Однако, даже после этих перемен доля мусульман в туземных частях обычно составляла 25%.   

   Росли и силы повстанцев. На начало 1956г. они могли выставить уже 15000 вооруженных подготовленных бойцов.

Чтобы как-то пресечь деятельность групп сопротивления среди населения, французы создали полицию «коллективной ответственности», которая должна была пресекать, в том числе, и проявления мусульманского экстремизма. Однако, результат оказался близким к нулю.

   Но французы тоже не сдавались.

   Несмотря на операции армии и спецназа, а также карательные акции, повстанческое движение разгоралось. В результате, в январе 1956г. генерал-губернатор Алжира Сустель был отозван в метрополию. На смену ему пришел крайне непопулярный из-за своей жестокости генерал Катро.В то же время, руководство этого национально-освободительного движения продолжало нести потери. 14 января 1956г. в местечке Мдукал, в 30 км. к югу от населенного пункта Барика должна была состояться встреча командиров повстанческих отрядов. 2 вертолета H-19, один из которых принадлежал авиации ВМС, а другой—57-й Эскадрилии Легких Вертолетов, высадили неподалеку подразделение коммандос. Группа захвата отработала решительно и безжалостно: было похищено 6 полевых командиров повстанческого движения. 22 февраля винтокрылые машины вновь сыграли ключевую роль в проведении специальной операции. Легкий разведывательный самолет французских ВВС засек в Руфи высокую концентрацию бойцов повстанческого движения. Пилот немедленно связался к командованием, которое сразу же перешло к решительным действиям. Моментально по тревоге был поднят 3-й Колониальный Парашютный полк, которым в это время командовал подполковник Марсель Бигард. В 2 H-19 погрузилось 120 коммандос. Пилоты высадили их недалеко от места концентрации повстанцев. Французы грамотно организовали засаду на пути продвижения противника. Внезапный огонь стал для бойцов Фронта настоящим сюрпризом. В ходе скоротечного боя 43 повстанца были убиты, а еще 96 взяты в плен. Кроме того, коммандос захватили большое количество легкого стрелкового оружия и боеприпасов. В марте 1956г. уже успевший покинуть французскую тюрьму Бен Булаид со своими сторонниками, среди прочих французских трофеев, сумел захватить переносную радиостанцию. Однако, при попытке включения, рация взорвалась, а Бен Булаид погиб. Французские  спецслужбы могли торжествовать победу.

   1 апреля 1956г. в Алжире, для действий почти исключительно на территории Орана, создается новое авиационное подразделение EC.20. В его составе находились две эскадрилии: EC.1/20  и EC.2/20, в составе каждой из которых насчитывала 18 устаревших истребителей F-47D Thunderbolt американского производства. Основной задачей EC.20 являлась воздушная поддержка военно-полицейских операций против повстанцев. Надо сказать, что к этому времени в Алжире, в той же роли, успешно действовали полученные ранее из США В-26. К сентябрю 1957г. из этих машин выжило 24 единицы, которые свели в EC.2/20. В это же время EC.1/20 получила 16 новых машин типа Mistral.    

    Эти французские успехи мог быть еще значительнее, но тут целая цепь событий на политической арене спутала карты колониальным властям. В марте же 1956г. обрели независимость Марокко и Тунис. Став политически самостоятельными, эти государства сразу же предоставили часть своей территории для баз и тренировочных лагерей Фронта Национального Освобождения. При этом, король Марокко Мохаммед V и президент Туниса Хабиб Боргуиба выразили личную заинтересованность в поддержке повстанцев. Этот шаг доставил немало неприятностей французскому командованию. Теперь оно оказалось вынуждено держать часть своих войск на марокканской и тунисской границах. Бал поставлена задача: любой ценой перекрыть пути просачивания повстанцев на территорию Алжира. Но Национально—Освободительный Фронт нашел резервы для достойного ответа. Его лидеры создали так называемую «Армию Границы». Именно она стала прообразом будущих вооруженных сил независимого Алжира.

   «Армия Границы» насчитывала в своих рядах около 20000 бойцов. Их экипировка и вооружение существенно и влучшую сторону отличались от того, чем воевали в самом Алжире повстанцы Фронта. Командовал новым формированием полковник Хуари Бумедине. У него имелись два заместителя: коммандант Манджли и коммандант Слиман. Однако, все трое осуществляли скорее стратегическое и общее политическое руководство. По-настоящему доверенным лицом полковника Бумедине являлся капитан Абделазиз Бутефика.

   Кроме того, к середине 1956г. переживает реорганизацию вся структура Фронта Национального Освобождения. Оставшиеся на свободе лидеры усердно изучают опыт борьбы против фашистов югославских партизан, знакомятся с партизанской тактикой вьетнамцев, берут навооружение опыт французского Сопротивления. Вскоре из Югославии тайно прибывают несколько инструкторов по партизанской войне, имеющих реальный опыт участия в боевых действиях против немецко-фашистких войск. Серьезную помощь оружием и боеприпасами начинает оказывать Египет.

   Решением руководства Фронта Национального Освобождения каждый из 6 вилайетов был разделен на 6 зон, каждая из которых, в свою очередь делилась на регионы, а те—на сектора. Реорганизацию пережили и подразделения Фронта. Самым крупным соединением являлся батальон со штатной численностью в 350 человек. В его состав входили 3 роты-катибы, каждая из которых могла насчитывать от 80 до 110 человек. В катибе имело 3 ферка (взвода) по 25-35 человек каждый. Ферк делился на 3 фауджи (отделения)—по 10 человек.

   Вооружались инсургенты, в основном, легким стрелковым оружием. Преобладали образцы времен Второй Мировой войны. Повстанцы, в частности, использовали пистолеты-пулеметы МР-38 и МР-40, единые пулеметы МG-34 и МG-42, а также трофейное вооружение, захваченное в боях с французами. Кроме того, было распространено вооружение американского и английского производства, также применявшееся еще в военные годы.

     Результаты данной реорганизации сказались в самое ближайшее время. В мае 1956г. в засаду к повстанцам попало подразделение из состава 9-го Колониального Пехотного Полка. Французам противостояло подразделение Фронта Национального Освобождения под командованием полевого командира Али Ходжи. В ходе боя погибло 20 военнослужащих. Эта потеря вызвала шок у французского населения и озлобления у французского командования. На алжирские деревни опять посыпались бомбы. Большое количество мирных жителей было похищено и расстреляно по подозрению в сотрудничестве с повстанцами.

  В мае того же года повстанцы приступают к формированию первых спецподразделенений. Так, на территории Вилайета-4 полевые командиры Али Ходжа и Си Лахдар сформировали «Коммандо-41» численностью в 100 человек, состоявшее из 5 взводов по 20 бойцов в каждом. Основными задачами этого повстанческого формирования являлись ведение разведки и диверсии на военных объектах французов.

   Тут же активизировалось городское подполье. В июне 1956г. на одной из улиц алжирской столицы боевики «Касбы» расстреляли толпу мирных жителей. Погибло 49 человек.

   Стремясь все более усилить свой воинский контингент метрополия перебросила в Алжир дополнительные силы из состава Иностранного Легиона. Из Морокко прибыл 2-й Пехотный Полк Иностранного Легиона, а  из Индокитая в ускоренном порядке отозвали 5-й Пехотный Полк Иностранного Легиона. Задачей этих полков стало прикрытие участков границы с Тунисом и Марокко.

   В это же время, количественные и качественные изменения переживает французская авиационная группировка в Алжире. В это время Франция получает из США большое количество уже изрядно устаревших T-6G Texan. Почти половина полученных машин сразу эе отправилась на войну в далекую африканскую страну. Прибывшие в Алжир T-6G свели в единую 70-ю Группу Легкой Авиации. Здесь им предстояло из тренировочных стать по-настоящему боевыми машинами и вступить в борьбу с партизанами. Основным оружием T-6G  являлись блоки 75-мм НУРСов и 100-литровые баки с напалмом. Кроме того, каждый самолет мог нести 6 неуправляемых ракет Т-10.

   Вслед за Т-6 последовали поставки из США бомбардировщиков В-26. Вся переброска военной техники осуществлялась в рамках Оборонной Программы Взаимопомощи. Одновременно, на вооружение французских ВВС поступают первые реактивные двухдвигательные бомбардировщики «Вотур». Этими машинами оснастили два дислоцировавшиеся в Оране подразделения: GB.1/91 Gascogne и GB.2/91 Guyenne.

    Что касается бомбардировщиков, то в Алжире обычно действовали две модификации В-26В и В-26С. В-26, действовавшие в Алжире обычно окрашивались в черный цвет и несли 6-8 (чаще 6) пулеметов. В-26В и В-26С могли нести 2-4 подкрыльевые гондолы на 2 пулемета каждая.

   В связи с быстрым наращиванием численности французских сил спецназначения в Алжире, в качестве воздушного транспортного средства для десантников часто использовался MH-1521M Broussard. Эти машины производились на фирме Макса Хольсте. Забегая вперед скажем, что с 1953 по 1959г.г.г французские ВВС получили 352 машины этого типа. Самолет имел размах крыльев в 45 футов и оснащался 450-сильным поршневым двигателем Pratt & Whitney R-985. Дальность действия составляла около 700 миль.     

   Продолжалось наращивание вертолетного парка. Французские парашютисты и бойцы Иностранного Легиона уже в полной мере оценили все достоинства вертолета, как средства переброски войск. С целью оценки последних американских достижений в этой области и приобретения новых моделей для французской армии, в США был командирован ветеран Индокитая, капитан Сантини. После тщательного ознакомления с особенностями американского вертолетостроения, Сантини остановил свой выбор на двух вариантах: Sikorsky S-58, известный также, как Н-34 и Vertol H-21. Первоначально было принято решение о закупке Н-34. Две машины этого типа, закупленные для французских ВВС прибыли в Алжир в июне 1956г. Обе они сразу были включены в состав 57-й Эскадрилии Легких Вертолетов. Летные испытания продолжались до июля. После этого данную модель признали весьма подходящей для боевых действий в Алжире. В августе в Алжире появились Н-21. Их включили в состав недавно сформированной 1-й Эскадрилии Тяжелых Вертолетов, входившей в подразделение GMH.57. Для авиации ВМС Франции были приобретены Н-21, которых включили в подразделение 31F. Таким образом, к концу 1956г. французы имели в Алжире 13 H-19, 7 машин типа Whirlwind, 29 H-21 и 19 легких вертолетов различных типов. Именно наличие этих машин и взаимодействие их с ударной и разведывательной авиацией сыграли ключевую роль в тех успехах, которых достигли французы в борьбе с повстанцами. Обычно после ракетно-бомбового удара по позициям повстанцев, либо по занятой ими деревне, вертолеты выбрасывали спецназ, который зачищал местность от уцелевших бойцов Фронта. Все чаще французы действовали жестоко и неразборчиво. В ходе авианалетов были сожжены десятки деревень. Под бомбами и ракетами погибли сотни мирных жителей.

   Август 1956г. также принес колониальным властям новые жертвы и новые проблемы. В ответ на многочисленные диверсии и теракты городского подполья, созданная французскими колонистами экстремисткая группа 10 августа взорвала бомбу, жертвами которой стало сразу 70 мусульман. Взбешенные подобной реакцией боевики «Касбы» 30 сентября взорвали в столице ночное кафе. Вновь были жертвы. Эта дата стала началом новой полномасштабной террористической кампании.

   Надо сказать, что к этому времени организация Ясефа создала тайные отделения во всех крупных городах. В ее рядах насчитывалось до 1400 активистов. Были созданы тайные заводы по производству взрывчатки и самих бомб. Часто к этому процессу, а также к транспортировке привлекались женщины. Все объяснялось достаточно просто: опасаясь взрыва народного возмущения, полиция, жандармы и военные часто не решались обыскивать мусульманок.

   Еще одним секретом выживаемости «Касбы» являлась тщательно спланированная система конспирации. В городах действовали мелкие ячейки, управление которыми осуществлялось с помощью связных. Бойцы ячеек не знали руководителей высшего и среднего звена, поэтому даже в случае провала, не могли выдать их колониальным властям.

   Борьба с проникновением отрядов Фронта в Алжир велась не только на суше, но и на море. Для перехвата судов, доставлявших повстанцам оружие и боеприпасы использовались и самолеты морской авиации. В частности, широко применялись летающие лодки PB4Y-2 «Каталина». Один из таких эффектных перехватов случился 14 октября 1956г. Тогда, у берегов Алжира был задержан грузовой корабль «Атос», на борту которого представители жандармерии обнаружили большое количество оружия и боеприпасов.

   Надо сказать, что когда в 1956г. грянул Суэцкий кризис, и французские войска отправились в Египет, у Франции имелись личные счеты с египтянами. Спецслужбам стало известно о серьезной помощи Египта национально-освободительному движению в Алжире.

   Осенью 1956г., в связи с поддержкой повстанцев Национально-Освободительного Фронта властями Марокко и Туниса, французское командование приняло решение о проведении специальных операций на территории этих государств. Целью этих специальных действий стали лидеры повстанческого движения. Предполагалось выкрасть с территории Марокко сразу несколько основных вождей национально-освободительного движения. Так, 20-21 октября 1956г. на территории Туниса проходила встреча, в которой со стороны Фронта принимали участие Бен Белла, Кидер, Айт Ахмед и Будиаф. Их партнером по переговорам являлся король Марокко. Он прибыл в Тунис на самолете Douglas DC-3 авиакомпании AirMaroc. Назад, в Марокко лидеры повстанцев должны были возвращаться этим же самолетом. Начальник Генерального Шатба Французских Войск в Алжире генерал Лорилло решил, что настало время действовать.

   В 12:14 DC-3 вылетел из Туниса и взял курс на Пальма де Майорка. Кроме четырех лидеров Фронта Национального Освобождения на его борту находились: учитель средней школы в Луис Легран Мустафа Лакераф(он добровольно вызвался лететь в Тунис вместе с лидерами национально-освободительного движения), журналистка марокканской газеты «Эль-Истигаль» Кристин Дарбар, журналистка французской газеты «Обсерватер» Ева Дечамп, журналист «Нью-Йорк Таймс» Том Брэди и еще журналистов и фотографов из Марокко.

   В 17:15 командир экипажа коммандант Жильер получил по радио приказ приземлиться в Алжире. Приказ был более чем странным, поскольку самолет принадлежал Марокко. Однако, машина имела французский номер и была зарегистрирована во Франции. Жильер являлся бывшим офицером ВВС Франции и не привык пререкаться с вышестоящими. А может быть, он просто знал об истинной цели этой посадки. В конечном счете, самолет совершил посадку на одном из французских военных аэродромов. Все лидеры повстанческого движения были арестованы смешанной группой военных жандармерии и полиции без всякого сопротивления.

   Ответ Фронта Национального Освобождения последовал уже на следующий день. 23 октября исполняющий обязанности командующего Вилайета-4 Си Азедин организовал засаду в которую попал и был уничтожен французский военный конвой, двигавшийся из Ум Зубия в Таблат. В руки повстанцев попало большое количество оружия и боеприпасов.

   Французы вызвали авиацию, но когда первая пара T-6G появилась над полем битвы, противника и след простыл. Разъяренные пилоты выместили свою злобу на ближайшей мусульманской деревне Диур. Селению досталось по первое число. Погибло большое количество мирных жителей. Последствием этой успешной засады стало попадание Азедина во французский черный список полевых командиров повстанцев, где он оказался аж под №1.

   Тем временем, лидеры Марокко и Туниса продолжали оказывать помощь Фронту. Предоставлялась территория для создания баз, осуществлялось снабжение деньгами и оружием. В ответ метрополия и колониальные власти, уже немало разозленные этой «братской помощью» форсировали создание защитной линии, которая должна была протянуться от Средиземного моря до Сахары. Это барьер должен был остановить переход повстанцев и переброску грузов из Туниса в Алжир.

   Для 1950-х г.г. линия являлась вполне современным фортификационным сооружением. В короткие сроки военные инженеры возвели заграждения из колючей проволоки 2,5 м. высотой. По проволоке сразу же пустили ток напряжением в 5000 в. В случае падения уровня напряжения на любом из участков заграждения, сразу же поступал сигнал на командный пост. Спорный участок сразу же обстреливался из 105-мм гаубиц. На 45 м. в глубину установили минные поля. В случае появления крупных сил повстанцев против них могли быть брошены мобильные подразделения пехоты и парашютистов, усиленные танками, артиллерией, штурмовиками и вертолетами. По замыслу французского командования эти силы должны были уже своим присутствием исключить любую возможность проникновения в Алжир повстанческих групп.

   Но создания одного сухопутного барьера оказалось недостаточно. Французским ВМС была поставлена задача перекрыть все морские пути переброски повстанцев, оружия и боеприпасов в колонию. Для этого использовались, как боевые корабли, так и морская авиация. Для перехвата судов с военными грузами, в частности, использовались летающие лодки PB4Y-2 «Каталина» из подразделения 28F, базировавшегося в Лартиге. Интересно, что еще одно авиационное подразделение французских ВМС базировалось на территории Туниса, в Каруба. Эти машины также совершали боевые вылеты по перехвату судов.

   Французские спецслужбы и спецподразделения на территории Алжира также были ориентированы на поиск и уничтожение ячеек городского подполья. В середине января 1957г. в Алжир прибыл генерал 10-й дивизии ВДВ, Жак Массю. Командование выдало генералу карт-бланш на подавление алжирского сопротивления. В результате, вскоре после прибытия Массю, его десантники принялись активно патрулировать те районы Алжира, где проживало наиболее экстремистки настроенное мусульманское население. Ответные удары повстанцев спецназовцы отбили, а бойцы Фронта, при этом, понесли чувствительные потери. Кроме того, французы перешли к созданию четкой разведывательной системы, обеспеченной на местах сетью информаторов. Инициатива ее создания принадлежала полковнику Роже Тринкеру. Вся территория Алжира оказалась разделена на сектора и полусектора. В каждом секторе французы имели, как минимум, одного информатора. Обычно им являлся лояльно настроенный по отношению к колониальным властям араб, сообщавший своим хозяевам обо всех изменениях в секторе. Особое внимание уделялось настроениям среди мусульманского населения. Информатор обязывался поставлять информацию обо всех сочувствующих Фронту, не говоря уже о связанных с повстанцами лицах. Разумеется, в случае выявления таких лиц, против них предпринимались репрессивные меры. Для проведения подобных рейдов из парашютистов формировались Подразделения Оперативной Защиты. Их методы мало отличались от действий немецко-фашистких войск на оккупированных территориях. Но результат превзошел все ожидания командования.

   Одновременно, французская разведка начинает осуществлять цикл мероприятий по проникновению в структуры управления повстанческим движением. Особенно ярко выраженный характер эти действия приняли на территории Вилайета-3. 

   Продолжалась активная борьба с городским подпольем. Особенно отличился непосредственно сориентированный на поиск Касбы 3-й Колониальный Парашютный Полк под командованием полковника Марселя Бигарда. Парашютисты устраивали в домах мусульман повальные обыски. При этом, страдали, как дома подозреваемых, так и их соседей. Особенно массовые аресты были проведены 28-29 января.

   Вместе с бойцами 10-й Парашютной Дивизии с повстанцами сражались и парашютисты Иностранного Легиона. Особенно преуспел в этом 1-й Парашютный Полк Иностранного Легиона. Золотым временем полка стали 1957-1958г.г., когда командиром подразделения являлся полковник Жанпьер. Под его руководством легионерами были проведены десятки успешных операций. В то же время, в борьбе против повстанцев легионеры отличались жестокостью, которая была сравнима с методами нацистов. Арестованные по подозрению в связях с повстанцами мирные алжирцы подвергались издевательствам и пыткам.

   К марту 1957г. конспиративная сеть Касба оказалась практически на грани уничтожения. Парашютисты выявили и уничтожили множество мелких ячеек, а также заводов по производству самодельных бомб. Им удалось конфисковать огромное количество оружия и взрывчатых веществ. Однако, методы, которым осуществлялась эта борьба вызвали у мирового общественного мнения ужас. Около 3000 мусульман было похищено, а затем, умерщвлено после жестоких пыток. Парашютистам удалось уничтожить одно из лидеров повстанческого движения—Бен Мхиди. В итоге, под давлением общественного мнения, в марте 1957г. Массю и его дивизия покинули Алжир.

   Однако, репрессии против мирного населения с отзывом парашютистов не прекратились. Повстанцы отвечали на эти меры террором и ударам по подразделениям колониальных сил. Так, в начале мая 1957г. так называемое «Коммандо 41», действовавшее в Вилайете-4 атаковало  и разгромило подразделение спаги. Потери колониальной части составили 60 убитых. У повстанцев было убито только 7 бойцов. Вскоре после этого та же самая повстанческая часть организовала в засаду, в которую попал 5-й Автономный батальон. В итоге, батальон потерял 15 человек убитыми,  а также своего командира в звании капитана.

   Вскоре оставшиеся после отзыва Массю подразделения спецназа оказались вовлечены в настоящее сражение с повстанцами, развернувшееся 23-26 мая, на территории Вилайета-4, в Агунненда, к югу от дороги Блида—Эль-Арба. Здесь французскому спецназу удалось поймать в засаду повстанческий батальон. События развивались следующим образом: французская разведка получила информацию, что в данном районе должна состояться встреча нескольких крупных полевых командиров Фронта Национального Освобождения. Операцию поручили провести полковнику Бигарду.

   В ночь на 23 мая парашютисты Бигарда оставили свою базу в Сиди Феррук, на высоте 895 и в 01:30 выдвинулись к месту будущего сражения, к высоте 1298. Совершив четырехчасовой марш 700 десантников, наконец, прибыли в заданный район. Минометный взвод сразу занял господствующую позицию на высоте, в то время, как 1-я, 2-я и 3-я роты перекрыли все возможные пути подхода противника в радиусе 10 км. На случай непредвиденного развития событий в резерве находились 4-я рота и рота поддержки. Подполковник Бигард связался по рации с авиабазой в Медеа, где в боевой готовности находились вертолеты и штурмовики Т-6.

   Ночь прошла спокойно. С раннего утра также не поступало сообщений о присутствии противника. Наконец, в 10:30 командир 3-й роты капитан Лламби сообщил, что к северному флангу занимаемой его ротой позиции, с востока, со стороны Уед Бульбан приближается большая группа повстанцев. Доложив об изменении ситуации, капитан подпустил противника на минимальное расстояние и в 10:45 открыл огонь. Парашютисты вступили в бой, однако их сил было явно недостаточно. Повстанцев возглавлял знаменитый полевой командир Фронта Си Азеддин. По его командованием здесь находилось, как минимум, 300 бойцов. В распоряжении Лламби оказалось лишь около 100 парашютистов.

   Оценив ситуацию, Бигард вызвал вертолеты. Машины срочно взяли на борт роту поддержки. Уже в 10:55 они начали десантирование подкрепление рядом с местом боя. К 11:30 рота вступила в бой. В это же время, 1-я и 2-я рота оставили занимаемые позиции и форсированным маршем отправились на помощь десантникам Лламби. Туда же вертолетами были доставлены 4-я рота и разведывательный взвод.    

   Оказавшиеся под огнем бойцы Фронта заняли оборону и мужественно удерживали часть долины, в которой их застал бой. К участию в операции французское командование привлекло вертолетное подразделение EH.2/57, оснащенное Bell 47G  и H-19. Оба типа вертолетов использовались для переброски в район боевых действий дополнительных контингентов военнослужащих. Однако, исход сражения решили две роты спецназа(1-я и 2-я), доставленные к месту боя вертолетами H-21C. После того, как Т-6 нанесли по противнику ракетно-бомбовый удар, спецназовцы атаковали уцелевших повстанцев. Развернувшееся на площади около 30 квадратных километров, сражение продолжалось более 48 часов. Кроме двух катиб (рот) Фронта Национального Освобождения, парашютистам противостояли бойцы из состава повстанческого «Коммандо 41». Таким образом, французский спецназ столкнулся со спецназом партизанским.

   В конце концов, при поддержке штурмовиков и вертолетов, а также благодаря хорошей подготовке десантников, повстанцев удалось потеснить, а затем и вовсе заставить отступить с занимаемых позиций. Однако, отступление не превратилось в бегство. Бойцы Фронта собрали с позиций все оружие и сумели вынести из боя раненых. Их потери составили 96 человек убитыми. 12 повстанцев были захвачены в плен. Французские потери, по официальным данным, составили 8 человек убитыми и 29 ранеными.

   Потери бойцов Фронта составили две трети от численности подразделения.        

   Вскоре французское командование поняло, насколько оно поспешило с выводом десантников. 3 июня 1957г. уцелевшие бойцы Касбы начали новую серию взрывов в алжирской столице. Кульминационным стал взрыв, произведенный 9 июня в казино, где собиралась «золотая молодежь» из числа проживавших в Алжире французов. В результате, теракта 9 человек погибло, а еще 85 получили ранения. К этим событиям добавились новые победы повстанцев в провинции. Командующий Вилайетом-6 Си Кериф с отрядом в 3300 бойцов нанес поражение одному из подразделений французской армии. В ответ, метрополия вернула в Алжир Массю и его дивизию. Генерал не успел растерять приобретенный боевой опыт и с энергией приступил к делу. Его разведка быстро сумела получить точные сведения о численности и местах нахождения ячеек городского подполья. В результате, все лето парашютисты проводили операции по задержанию участников подпольных групп и конфискации оружия и боеприпасов. В конце концов, 24 сентября в руки Массю попал руководитель Касбы—Ясеф. Лидера Касбы удалось захватить живым и без единого выстрела. Опасаясь осложнений, французское командование предоставило ему статус военнопленного. 

   Две недели спустя после захвата Ясефа его ближайшие сторонники, оказавшись в окружении парашютистов Массю, подорвали себя, предпочтя смерть плену. Касба была разгромлена. Однако, партизанское движение в сельской местности сломить пока не удавалось.

      Систему укреплений, получившую название «Линия Мориса» ввели в строй в сентябре 1957г. Ее авиаприкрытием занимались штурмовики Т-6,  а также бомбардировщики B-26N. Эта модификация бомбардировщика В-26 фактически представляла собой ночной истребитель, который оснащался радаром AI Mk.X британского производства. B-26N несли 2 12,7-мм пулемета «Браунинг» в подкрыльевых гондолах, а также 2 ракеты MATRA 122 класса «воздух—воздух». Основной задачей этих машин являлся перехват всех транспортных и иных самолетов, которые попытались бы без разрешения пересечь «Линию Морриса». Как правило, подобные транспортники, перевозили оружие, боеприпасы и продовольствие для партизан, так, чо опасения французов были не напрасны. Во время подобных ночных дежурств в качестве самолетов поддержки широко применялись легкие транспортники MD-315, на которых устанавливали по 2 радара.

   Фортификационные сооружения защищало 80000 французских военнослужащих. На прикрытие укрепленной линии были выделены 26-й, 60-й, 151-й, 152-й и 153-й пехотные полки. Им противостояло около 10000 бойцов Фронта, уже готовых к прорыву на алжирскую территорию. И это было далеко не все, что повстанцы могли противопоставить колониальным войскам. По данным французской разведки, ежемесячно в тренировочных лагерях на территории Туниса готовилось до 1000 бойцов. Даже если эти данные преувеличены, темпы роста повстанческого движения выглядят впечатляюще.

Одновременно шла реорганизация армейских подразделений. Так, например, на 1957г. Оранский корпус включал в себя несколько военных зон: Северный Оран, Центральный Оран, Западный Оран и Южный Оран. В Северном Оране находилась 4-я Мотопехотная Дивизия. Дивизия включала 9 пехотных батальонов, 1 бронекавалерийский полк, и 1 артиллерийская группа. В Центральном Оране располагались 13-я и 29-я пехотные дивизии. В их составе, насчитывалось, в общей сложности, 15 пехотных, 2 бронетанковых и 3 артиллерийских подразделения. На территории Западного Орана дислоцировались 5-я Танковая и 12-я Пехотная дивизии. Вместе они включали 26 пехотных, 3 танковых и 2 артиллерийских подразделения. Наконец, в Южном Оране таке находились подразделения из состава 4-й Мотопехотной Дивизии: 4 пехотных батальона и 3 артиллерийских подразделения. Кроме того, на территории каждой военной зоны находились иррегулярные подразделения, сформированные из лояльных колониальным властям мусульман.

   Доля кадровых военных в данных подразделениях, в среднем составляла около 15%. Лишь в составе 29-й Пехотной Дивизии этот показатель равнялся 25%. Кроме того, еще 5% военнослужащих этой французской части являлись профессионалами, служившими не по призыву.

   Проблема французского командования состояла также и в том, что из-за внезапных нападений повстанцев, в качестве пехотных соединений приходилось использовать также и вспомогательные подразделения: автомобилистов, связистов и т.д. 

   Все более активно использовались и туземные мусульманские подразделения. Примером служат действия военнослужащих из состава 152-го Кольмарского Пехотного полка. 1-й секцион 7-й роты, 2-го батальона 152-го Кольмарского Пехотного полка осуществлял операции в Южном Секторе Восточного Орана. Здесь, близ населенного пункта Седрата, туземные подразделения осуществляли прикрытие гарнизонов, одновременно организуя проводку караванов по их снабжению. 

   В ответ на потерю лидера городского подполья и его сподвижников, бойцы Фронта нанесли французам удар в самом неожиданном месте. В октябре 1957г. в туземных мусульманских подразделениях, расквартированных в Большом Западном Эрге вспыхнул мятеж. Солдаты-мусульмане убили французских офицеров и с оружием ушли к партизанам. Три недели спустя бывшие солдаты из мятежного подразделения полностью вырезали две нефтедобывающие партии, производившие работы в данном районе.

   В ответ командование развернуло против мятежников подразделения из состава 3-го Колониального Парашютного Полка. Авиационная группировка обеспечения включала ударные, транспортные и разведывательные самолеты, а также не менее 34 вертолетов Н-34, базировавшихся на авиабазе в Тимимуне. 

   По прибытии на место, парашютисты немедленно развернули на мятежников  настоящую охоту. Поиски продолжались несколько недель. В конце концов, противника удалось выследить в пустынном, покрытом песчаными дюнами месте. В район обнаружения сразу же перебросили вертолетами два взвода парашютистов. Десантники блокировали мятежников и практически полностью уничтожили.

   Две недели спустя парашютистами была обнаружена и уничтожена еще одна группа из состава восставшего гарнизона. Вновь с лучшей стороны зарекомендовали себя транспортные вертолеты.  Командование готово было интенсифицировать операции, но песчаные бури, постоянно засорявшие выводившие из строя двигатели вертолетов, привели к тому, что в строю осталось только 7 Н-34. Двигатели остальных машин нуждались в ремонте.

   В конце 1957г. реорганизации подверглись расквартированные в Алжире подразделения авиации ВМС. В первую очередь, это коснулось вертолетных частей. 1 ноября 1957г. командование сформировало Военно-Морскую Вертолетную Авиагруппу. №1. Местом базирования Авиагруппы стала авиабаза в Лартиге, недалеко от Орана. В состав Авиагруппы вошли подразделения 31F, и 33F, созданные еще в июле 1957г. и оснащенные различными типами вертолетов.. Так, пилоты 31F летали на H-21C 33F оснащалась H-19. 32F сформировали только в январе 1958г. Его оснастили версией H-34 – вертолетом HSS-1.

   Практически все эти вертолеты использовались для обеспечения действий групп коммандос ВМС Франции. Их оперативным районом являлись территории к западу от Орана. В то же время, французы стремились всячески улучшить боевые качества вертолетов и повысить эффективность их применения в условиях борьбы с партизанами. Одним из таких нововведений стало использование Н-21 авиабомб. Согласно французской версии, эта идея принадлежала капитану корвета «Бабот» и была успешно реализована. Остается добавить, что на 1957г. французы располагали в Алжире вертолетным парком, насчитывавшем около 80 машин.

   Зима 1957-1958г.г. прошла в Алжире тревожно. Отряды партизан не единожды предпринимали попытки прорвать линию Мориса. При этом они проявляли невероятную изобретательность. В ход пошли специальные приборы и устройства для резки проволочных заграждений под напряжением, направленные, сигарообразные заряды взрывчатки, известные под названием «Бангалорские торпеды», и различные настилы для преодоления заграждений.

   Однако, все эти попытки неизбежно наталкивались на жесткое сопротивление со стороны прикрывавших линию французских войск. При незначительном успехе отряды Фронта несли большие потери. При этом действия сухопутных войск активно поддерживались авиацией. К борьбе с прорывающимися отрядами повстанцев привлекались и подразделения парашютистов.

   Несмотря на кровопролитные бои на границе, повстанческое движение продолжало располагать значительными силами. Так, к началу января 1958г. в Тунисе и Марокко под ружьем находилось около 15000 бойцов. Этим сторонникам Фронта предстояло принять участие в новых пограничных сражениях.

   Одно из таких сражений развернулось 7 января 1958г., когда французская разведка засекла концентрацию алжирских партизан близ деревни Кийберит. По оперативным данным, этот отряд только что просочился через алжирскую границу с территории Туниса. Однако, еще раньше отряд был обнаружен бойцами 1-го секциона 7-й роты 2-го батальона уже упомянутого выше 152-го Кольмарского Пехотного полка. 7-го января в 13:30 1-й секцион в количестве 22 человек, совершая марш на одном полугусеничном бронетранспортере М3 и одном военном грузовике обнаружил большую группу вооруженных людей. Неизвестные пытались укрыться в засохшем русле реки Уед Кейберит. В первом скоротечном бою французам удалось уничтожить двух повстанцев, а также захватить 1 пулемет МG42 и 1 винтовку. Однако, отряд неожиданно контратаковал. Французам противостояло около 150 партизан, прошедших хорошую подготовку в Тунисе. Бойцы Фронта сумели подбить М3 и грузовик. Колониальное подразделение оказалось в сложном положении.

   Командир вошедшей в боевое соприкосновение с партизанами части срочно запросил поддержку у 7-го Пехотного Полка Иностранного Легиона. Кроме того, была запрошена и поддержка с воздуха. Несколько минут спустя над полем боя появились 2 штурмовика Т-6. В то же время, легионеры не смогли оказать помощь вовремя: натолкнувшись на упорное сопротивление партизан. В ходе боя, огнем с земли, оказался поврежден один из двух штурмовиков. Пилот получил ранение, но смог дотянуть до базы.

   Для эвакуации раненых был срочно вызван вертолет. Очевидно, колониальные части просто не ожидали столь яростно сопротивления со стороны противника. К 15:00 командир секциона сумел связать с дислоцировавшимся в Меслула 26-м пехотным полком. К 16:00 две роты из состава этого полка прибыли в район боя, но их атака была быстро отражена повстанцами. А бой продолжался с неослабевающим напряжением. В 1-м секционе было уже 3 раненых. Кроме того, у французов заканчивались боеприпасы. Правда, к вечеру партизаны отступили. Французское командование начало готовить контратаку.

   В бой бросили две свежие пехотные роты. Французам удалось отбросить противника, создав угрозу окружения. Подобное изменение обстановки заставило партизан отступить. С наступлением темноты они наконец-то покинули место сражения. В 21:30  на помощь к французам подошел разведывательный взвод из состава 2-го батальона 152-го полка. Но противник уже успел ретироваться.  На брошенных позициях они оставили тела 19 убитых. Кроме того, по данным французской разведки еще 25 повстанцев получили ранения. Трофеями колониальных войск стали 1 МG42, 1 пулемет «Виккерс», пистолет-пулемет «Берета», 4 винтовки британского производства калибром 7,71-мм, а также полтонны амуниции. Наконец, в руки французов попали служебные документы, также брощенные повстанцами на месте боя. По фициальным данным, французские потери состави 4 раненых, 1 уничтоженный М3, 1 грузовик и 1 поврежденный Т-6.

   Французам эта победа, по официальным данным, обошлась в 4 раненых, 1 поврежденный штурмовик Т-6 и 1 сгоревший полугусеничный бронетранспортер М3.

   Это сражение оказалось только одной из первых ласточек в долгой цепи боев на «Линии Мориса». 11 января 1958г. в засаду к бойцам Фронта попал французский военный патруль. По данным командования колониальных войск, солдатам патруля противостоял целый батальон партизан. В этот раз противник просочился из Туниса близ алжирской деревни Сакиет. Подразделения поддержки не успели вовремя, и противник сумел уйти из-под удара.

   Несколько дней спустя в этом районе, огнем с земли был сбит выполнявший разведывательный полет одиночный Т-6. 30 января еще 1 Т-6 был поврежден огнем с земли, во время полета над уже упоминавшейся деревней Сакиет.

   Надо сказать, что несмотря на удачное спасение группы повстанцев, в целом, в течение января—февраля 1958г. в боях на границе французы уничтожили 35% от общего числа бойцов, пытавшихся прорваться через «Линию Морриса». Численное выражение потерь противника было еще более впечатляющим. По французским данным, в ходе неудачных попыток бойцов Фронта Национального Освобождения прорваться через «Линию Морриса» только с начала 1958г. и до 27 января было уничтожена 3400 повстанцев, а еще 529 попало в плен. В следующий период с 27 января по 20 февраля колониальные силы уничтожили еще 2151 повстанца, а 333 взяли в плен. Французские потери за этот же период составили 360 человек убитыми и 700 ранеными.

   Одновременно, серию успешных операций провела французская разведка. В начале 1958г. были уничтожены руководитель повстанческих сил в Вилайете-4 Си Лахдар и его идеологический руководитель Си Мухаммед. Кроме того, в результате серии успешных операций разведки было практически уничтожено повстанческое командование в Вилайете-3. Кроме того, французские спецслужбы стремились сеять между полевыми командирами раздоры и недоверие, что привело к серии кровавых столкновений внутри движения.

   Несмотря на тяжелые удары, которые нанесла им французская армия весной 1958г., повстанцы вновь сумели восстановить общую численность своих сил в Тунисе и Морокко до 15000 человек. Учитывая симпатии коренного мусульманского населения к Фронту Национального Освобождения, повстанцы не испытывали недостатка в добровольцах. 

   В 1968г. начинается постепенный процесс замены в составе французских ВВС штурмовиков Т-6 на Т-28. Первоначально ВВС США передали Франции только Т-28А. Эти машины оснащались 1425-сильным двигателем Wright R1820-76A Cyclone. Однако, произведенные в США эти машины оказались не вполне адаптированными для действий в суровых климатических условиях Алжира. Поэтому командование французских ВВС заключило с калифорнийской компанией «Pacific Airmotive» контракт на модернизации поставленных машин. Итогом проведенных работ стало появление новой модификации Т-28-- T-28S «Пустынный лис». Новый самолет получил дополнительное бронирование и систему вентиляции кабины в условиях жаркого климата. Весьма широкой блы номенклатура вооружения: на двух подкрыльевых пилонах самолет мог нести две гондолы на 2 12,7-мм пулемета каждая. Кроме того, «Пустынный лис» мог вооружаться 440-фунтовыми бомбами либо баками с напалмом, 7 или 36- зарядные блоки 37-мм или 68-мм НУРСов. Кроме того, под крылом могло находиться по одной 105-мм или 120-мм неуправляемой ракете.

   К весне 1958г. количество используемых колониальными войсками в Алжире вертолетов выросло с 35 до 250 машин. Так в частности, авиация ВМС располагала 26 средними машинами. Подразделение ALAT имело 70 средних и 62 легких вертолета, а ВВС Франции—44 тяжелых, 19 средних и 36 легких вертолетов.

   Вскоре французы поняли, что вертолеты в боевых действиях можно применять не только, как транспортное средство. На винтокрылые машины стали устанавливать дополнительную кустарную броню и дополнтельные топливные баки. Пилотам стали выдавать бронежилеты. Наконец, вертолеты стали оснащать различными видами вооружения. И дело уже не ограничивалось одними бомбами. Первой ласточкой стали Bell 47, на которые французы установил легкие пулеметы FM.24/29.Однако, мощности этого оружия явно не хватало для боев с повстанцами. Следующим вооруженным образцом стал Н-19. На наружной подвеске смонтировали 20-мм пушку и две пусковых установки для ракетных снарядов. В кабине установили еще одну 20-мм автоматическую пушку , а также 2 12,7-мм и 1 7,5-мм пулеметы.

   С такой нагрузкой существенно упали скорость и маневренность вертолета. Французы даже хотели усилить вооружение машины, но могло привести к тому, что Н-19 вообще не смог бы подняться в воздух. Вскоре был разработан один из первых стандартных вариантов вооружения вертолетов. На внешней подвеске рядом с люком для десантирования крепились 1 20-мм пушка и 2 12,7-мм пулемета. Вскоре началось дооборудование Н-34. Эти машины обладали более мощным двигателем и, соответственно, могли поднять больше вооружения. Первая, оснащенная вооружением, версия Н-34 получила наименование «Корсар». В целом, всем вооруженным Н-34 присвоили наименование «Пират». На «корсарах» устанавливали трофейные немецкие 20-мм автоматические пушки MG-151 и 7,5-мм пулеметы—последние монтировались в кабине. 8 февраля в том же районе одиночный MD-315 получил тяжелые повреждения и совершил вынужденную посадку на территории Туниса. В ответ командование французских ВВС направило в этот район фоторазведчик RF-84F. Дальнейшие действия оказались весьма оперативными. Полученные данный были обработаны в короткий срок, и уже через 3 часа над районом появились 11 В-26 из EB.91, поддерживаемые 6 «Корсарами» из ВВС ВМС Франции. Кроме того, в налете принимало участие 8 «Mistral» 

   Не обнаружив повстанцев, французские пилоты принялись бомбить все подряд. Бомбы посыпались прямо на небольшой приграничный тунисский городок. Ударом с воздуха было уничтожено множество гражданских объектов, включая госпиталь и школу. В ходе налета погибло более 80 гражданских лиц , среди которых были женщины и дети. 

   Через некоторое время к автоматическим пушками и пулеметам добавились пусковы установки 68-мм и 73-мм НУРСов—по три с каждого борта. Кроме того, в одном из окон кабины монтировался 12,7-мм пулемет. Правда, подобный вариант данного вертолета встречался нечасто. Более распространенной являлась модель с одним 12,7-мм пулеметом, прикрывавшим один из бортов, а также 20-мм автоматической пушкой, неподвижно зафиксированной в районе посадочного люка для десанта. Все бортовое автоматическое оружие было снабжено системами перезарядки в воздухе, что повышало автономность машин в бою.

   26-27 апреля 1958г. вертолетчикам и парашютистам Легиона вновь представилась возможность отличиться. В районе Биби Сбихи, к юго-востоку от Эль Милийя было обнаружено скопление бойцов Фронта Национального Освобождения. Сразу же по тревоге подняли 2-й Парашютный Полк Иностранного Легиона, которым в то время командовал подполковник Лефорт. Часть десантников атаковала противника с фронта. Остальные были высажены вертолетами на гребнях находившихся в тылу у противника, поросших лесом гор. Операция была проведена быстро и точно. Ее итогом стало уничтожение 19 повстанцев. Потери легионеров составили 5 человек убитыми и 26 ранеными.

   Тем временем, бои на границе не утихали. Повстанцы несли значительные потери. В марте этот показатель вырос уже до 65 %, от общего числа пытавшихся прорваться через пограничные укрепления. Иными словами, предпринимая новые попытки прорыва, инсургенты потеряли 3232 человека убитыми, а еще 715 попало в плен.

   Всего за апрель 1958г. повстанцы потеряли при попытках прорыва 3728 человек убитыми и 756 пленными. И это только до 28 апреля. В то же время, согласно официальным данным французского командования  всего, с октября 1957г. по апрель 1958г. в пограничных боях потери повстанцев составили более 6000 человек убитыми. В качестве трофеев французам удалось захватить более 4300 единиц стрелкового оружия.  

   Крупное сражение произошло 28 апреля к востоку от Саук-Ахраса. 7 групп повстанцев общей численностью до 800 человек попытались пойти на прорыв, сконцентрировавшись на покрытых лесом холмах на тунисской территории. В общей сложности, в составе подразделений находилось до 8 рот повстанцев Фронта Национального Освобождения). Однако, их тут же встретили французские парашютисты, которые тут же запросили поддержку с воздуха. Первоначальные налеты не принесли успеха, тем более, что пилоты, зачастую, «работали» и по тунисской территории. Сражение продолжалось почти неделю. Только за первые два дня было убито 436 повстанцев, а еще 100 попали в плен. На третий день французы уничтожили еще 93 бойца Фронта. В конце концов, повстанцев отбросили, не дав прорваться в Алжир. В ходе ожесточенных боев около 600 бойцов Фронта либо погибли, либо попали в плен. Колониальные власти захватили 412 единиц индивидуального стрелкового оружия, 46 пулеметов, 4 базуки и 1 миномет. Потери колониальных войск составили 38 убитыми и 35 ранеными.

   Для партизанского движения это оказалось серьезным ударом. Больше Фронт не предпринимал попыток прорвать «Линию Морриса» такими большими группами.   Потерпев чувствительное поражение на границе, руководство Фронта приступило к дальнейшему развертыванию в Алжире подпольного и партизанского движения. В то же время, в Тунисе фактически формировались регулярные части. Эти подразделения готовились к новым боям с французскими войсками.

В мае 1958г. повстанцам помог случай. В авиакатастрофе погиб легендарный командир 1-го Парашютного Полка Иностранного Легиона полковник Жанпьер. Вертолет с командиром парашютистов на борту потерял ориентировку и разбился в горах. Трудно сказать, кому более была выгодна смерть Жанпьера. Назревала конфронтация между частью колониального генералитета и президентом де Голлем. В то время, как президент склонялся к предоставлению Алжиру независимости, командование колониальных сил считало такие действия откровенным предательством. И Жанпьер вряд ли разделял позицию де Голля по алжирской проблеме. 

    Сами же французские войска в это время, зачастую, оказывались вынуждены оправдываться за собственные победы. Жесткие меры, которые французское командование применяло в отношении партизан, подпольщиков, а также всех подозреваемых данной деятельности, вызывали осуждение мирового сообщества. При этом, жесткие действия военных являлись расплатой за слабость политиков, не нашедших в свое время адекватного решения алжирской проблемы.

   С другой стороны, представители французского населения в Алжире все чаще требовали увеличения числа карательных акций. Этому способствовало дальнейшее обострение ситуации. Так 9 мая 1958г., в ответ на казнь одного из арестованных подпольщиков-бомбистов, входивших еще в группу Ясефа, алжирские партизаны убили трех пленных французских военнослужащих. 13 мая на улицы алжирской столицы вышло 20000 человек из числа проживавшего в колонии французского населения. Они требовали от армии новых решительных шагов в отношении подавления повстанческого движения.

   Воспользовавшись ситуацией, Главнокомандующий Французскими Силами в Алжире генерал Рауль Салан попытался осуществить попытку военного переворота. Он быстро организовал импровизированный Комитет Общественной Безопасности, назначив себя его председателем. Действия Салана поддержала организация «Французский Алжир», имевшая штаб-квартиру в Париже. Салан уже начал угрожать французскому правительству военными мерами на территории самой Франции. Высшие чиновники были в панике.

   В этой ситуации присутствие духа сохранил только президент страны—генерал Шарль де Голль. Он был вынужден сформировать новое правительство. Это стало концом «Четвертой Республики» во Франции. В то же время, умея быстро принимать решения и действовать, де Голль отозвал из Алжира Салана, заменив его генералом ВВС Морисом Шалле. Кроме того, из колонии были отозваны и наиболее агрессивно настроенные офицеры-парашютисты.

   26 июня повстанцы предприняли новую попытку прорыва границы в районе населенного пункта Тебесса. Силы прорывавшихся насчитывали здесь до 300 бойцов. В ходе ожесточенного боя бойцы Фронта потеряли 46 убитыми и 64 ранеными. Всего же, по французским данным, за июнь—июль 1958г. потери повстанцев убитыми и попавшими в плен составили фантастическую цифру: 23534 человека.

   Однако, этих мер явно не хватало. Де Голль резко изменил политический курс в отношении Алжира. 3 октября 1958г. на речи в Константене, президент заявил о начале пятилетней программы индустриализации Алжира. В то же время, был разработан и план новой кампании, направленной на полное уничтожение Фронта.

   Руководство Фронта ответило на политические меры Де Голля созданием в Тунисе Временного Правительства Республики Алжир. Более того, началась подготовка к развертыванию террористической деятельности уже на территории самой Франции. Правда, подобные планы оставались лишь мечтами и благими пожеланиями. В результате ряда крупных, но неудачных попыток прорыва «Линии Морриса», за первые 7 месяцев 1958г., повстанцы потеряли убитыми около 25000 человек. Кроме того, рейды парашютистов серьезно нарушили инфраструктуру подполья. Серьезные потери понес командный состав. В ноябре 1958г. французы одержали новую крупную победу: парашютистам 3-го Колониального Парашютного Полка, близ Бени Масра удалось захватить командующего повстанческими силами в Вилайете-4 Си Азедина (настоящее имя—Зеррари Рабах.).

    Захват Азедина стал результатом настоящей войсковой операции, в ходе которой подразделения Фронта потерпели настоящее поражение. Это крупное столкновение произошло 17 ноября 1958г. близ населенного пункта с совершенно французским названием Палестро. Французские войска начали операцию «Courroie». Против повстанческих сил были брошены 2-й, 3-й и 6-й полки RPIMA—парашютистов морской пехоты, 3 батальона тиральеров, 7 артиллерийских батарей, а также танковые подразделения. Общая численность задействованных в операции французских сил составляла около 15000 человек. Целью стал крупный партизанский лагерь, обнаруженный около 10:00 разведывательным «Пайпер Кабом». Вскоре по бойцам Фронта сначала ударила артиллерия, а затем на их головы посыпались бомбы. По лагерю Фронта «отработали» штурмовики Т-6. Уже к 10:30 в районе партизанской базы развернули подразделения парашютистов морской пехоты во главе с полковником Транкером. Они быстро подавили сопротивление уцелевших бойцов Фронта и ворвались на территорию партизанского лагеря. В этом бою спецназ французской морской пехоты уничтожил полевого командира Фронта Али Ходжу. Си Азедин получил ранение в левую руку и попал в плен в бессознательном состоянии. Погибло 96 партизан. Надо сказать, что захваченный полевой командир сумел выжить во французском плену, а затем, уже в независимом Алжире, сделал карьеру, став одним из министров в правительстве.

   Впрочем, деятельность колониальных сил не ограничивалась только войсковыми операциями. В геометрической прогрессии росло количество задержанных мирных жителей по подозрению в подпольной деятельности. Особенно усердствовали здесь легионеры и парашютисты. Так, только в ноябре 1958г. было задержано около 13000 человек.

   Применение авиатехники в этом случае, как и в ряде других, сыграло ключевую роль. Однако, воздушные атаки обходились французской стороне довольно дорого. Только за 1958г. повстанцы сбили либо повредили огнем с земли 139 единиц авиатехники. В том числе, было сбито 5 T-6Gs, 1 Mistral и 2 Piper.  

   После захвата Азедина, воодушевленный подобным успехом генерал Шалле принял решение о начале нового крупного наступления против повстанцев. Теперь основной задачей являлась полная блокада контролируемых противником районов, с последующим постепенным подавлением сопротивления и уничтожением окруженных повстанческих групп. Для осуществления этого плана были сформированы высокомобильные, ударные подразделения, в составе которых находились пехотинцы Иностранного Легиона и парашютисты. Эти группы готовились действовать в наиболее «проблемных» районах. Но лобовых атак им предписывалось избегать. Сначала в дело вступала авиация. Штурмовики выжигали места концентрации повстанцев напалмовыми бомбами. Затем в бой вступали наземные подразделения, которые взаимодействовали с ударными группами парашютистов. Эти группы выбрасывались в район боевых действий вертолетами. Такое сочетание должно было, по мнению генерала Шалле, обеспечить полное подавление сопротивления на контролируемой повстанцами территории. Кроме того, Шалле возлагал большие надежды на подразделения туземных войск, сформированных из профранцузски настроенных мусульман. Эти части получили наименование «харка». Бойцы таких подразделений обычно хорошо знали местность, местных жителей и могли гораздо более точно выявлять партизан, а также сочувствующих.

   Шалле решил осуществить свой план уже в феврале 1959г. Операция оплучила кодовое наименование «Оран». Предполагалось уничтожить группы партизан, действовавшие в горах Орсен. Имея относительно небольшую высоту, эти горы были покрыты редким лесом, что создавало некоторые предпосылки для базирования бойцов Фронта. Кроме того, планировалось зачистить окрестности расположенного к юго-востоку от Орана населенного пункта Сайда, а также нанести серьезный удар повстанческим группам, действовавшим в Вилайете-5.

   Оранскую часть операции получили 10-й Парашютной Дивизии. Их поддерживали подразделения «харка». Кроме того, французы всегда могли рассчитывать на помощь с воздуха. В конечном счете, результат превзошел все ожидания. К концу апреля десантники практически очистили местность от повстанцев, уничтожив более 1600 бойцов Фронта.

   Кажущийся столь легким успех был достигнут благодаря тщательному планированию и подготовке операции. Стандартная схема рейда парашютистов выглядела так: первоначально воздушная разведка выявляла места концентрации повстанцев. На основании данных аэрофотосъемки командование принимало решение о последующем ударе. Если это решение оказывалось положительным, то проводился совместный инструктаж пилотов вертолетов, а также истребительной и бомбардировочной авиации. Затем наносился воздушный удар. Первыми в дело вступали В-26, затем наступала очередь F-47 и T-6. После того, как истребители и бомбардировщики выполняли свою задачу, в бой вступали вооруженные модификации вертолета Н-34. Они подавляли уцелевшие очаги сопротивления НУРСами и автоматическими пушками, а затем отмечали место высадки дымовыми шашками. Только после этого появлялись транспортные вертолеты, осуществлявшие высадку десанта.

   Оказавшись на месте, парашютисты без жалости подавляли последнее сопротивление противника, а также захватывали пленных. Их действия обычно не встречали серьезного отпора. В то же время, вооруженные модификации Н-34 продолжали барражировать в воздухе, готовые прикрыто спецназовцев с воздуха.

   Надо сказать, что к 1959г. французские ВВС располагали в Алжире 221 тяжелым вертолетом. Наиболее распространенной моделью по-прежнему оставался Н-34. Кроме того, широко использовался Н-21. Его модификация Н-21С могла перевозить 20 полностью эипированных десантников. Кроме того, вертолеты Н-21 зарекомендовали себя, как надежные и простые в управлении машины. Был случай, когда Н-21 пришел на базу, имея в носовой части 60 пулевых пробоин. В составе французских ВВС насчитывалось не менее 98 таких машин. В то же время, в составе авиации ВМС находилось 10 Н-21, воевавших в подразделении 31F. Эти машины поддерживали действия морской пехоты.

   Благодаря удачному сочетанию применения новой тактики и нового оружия уже к марту 1959г. были уничтожены полевые лидеры повстанческого движения в вилайетах 3 и 5—Си Хауис и Аит Хамуда.

   18 апреля началась новая контрповстанческая операция. Она проводилась на территории Вилайета-4, в восточной оконечности Орсени, к северу от Орлиансвилля. На этот раз успех оказался гораздо более скромным: повстанцы понесли гораздо менее значительные потери.

   Гораздо более крупное сражение развернулось в начале мая 1959г. 6 мая 1959 г бойцы Фронта, численностью до батальона, двигались из Зрине на Джебель Фортасса, когда оказались обнаружены французской разведывательной авиацией. Следом за разведчиками, уже утром 6 мая, в воздухе появились бомбардировщики 4 В-26 и 2 T-6G. Часть подразделения повстанцев оказалась уничтожена, но те, кто уцелел, сумели замаскироваться и организовать засаду. В нее то и угодил  авангард выдвинувшихся к месту боя французских сухопутных войск. Также понеся потери, французы отошли. Стремясь подавить сопротивление противника, они вызвали на вражеские позиции огонь артиллерии. В 16:00 над полем боя вновь появилась авиация: 6 В-26 и 6 Т-6 2 часа обрабатывали повстанцев НУРСами и напалмом. К вечеру 6 мая французы полностью окружили занимаемый повстанцами населенный пункт Джебель Мези. Но противник не сдавался. Повстанцы держали круговую оборону отражая все атаки все атаки парашютистов и коммандос морской пехоты. Так им удалось продержаться до утра 7 мая. С рассветом последовало решительное наступление. В общей сложности, около 30 вертолетов доставили французам подкрепление. Кроме того, к нанесению воздушных ударов было привлечено до 50 В-26 и Т-6. Снова в ход пошел напалм. Битва продолжалась до ночи. Но несмотря на все старания французов, бойцам Фронта удалось сохранить силы. В ночь на 8 мая они сумели просочиться через французские позиции в районе Ум Лабана. При этом повстанцы вынесли с поля боя всех раненых.

   Этот ограниченный успех, с одной стороны, взбесил французское командование, а с другой—показал растущий профессионализм противника. Подразделения Фронта больше нельзя было недооценивать.

   Французское командование прибегло к усилению имеющегося в Алжире контингента. В то же время постоянно рос авиационный контингент. К середине 1959г. в его составе насчитывалось более 700 машин. Постоянно происходил процесс ротации: на смену устаревшим моделям приходили более новые и современные. Так, отслужившие свое F-47D Thunderbolt, служившие в составе ЕС20 заменили на штурмовики Douglas AD-4N Skyraider. Затем очередь дошла до входивших в авиагруппу EALA штурмовиков T-6G. Их стали постепенно заменять на T-28D Trojan французской постройки. К этому надо добавить, что профессия пилота T-6G в Алжире являлась весьма опасной. В период с января 1958 по август 1959г.г. при выполнении боевых вылетов погибло 65 пилотов и еще 31 был ранен. Остается добавить, что к боевым действиям были привлечены новейшие F-100D Super Sabre из EC.1/3. Для нанесения одиночного бомбового удара истребители совершили перелет со своей базы в Реймсе, совершив дозаправку для обратного полета в Истре.

  Но и колониальные власти не дремали. В июле 1959г. армия попыталась взять реванш. Две полнокровные, отлично подготовленные дивизии начали наступление на расположенный к востоку от столицы Алжира город Кабила—центр Вилайета—3. Наступление поддерживали подразделения танков и бронетехники. Общая численность задействованных в наступлении войск составляла около 25000 человек. В ходе этой операции, получившей наименование “Jumelles”, колониальным войскам удалось отбросить повстанцев к горам Ходна. Боевые действия продолжались вплоть до октября 1959г.

   В это же время группировка французских ВВС в Алжире пережила новую реорганизацию. Была расформирована авиагруппа GALA. В то же время, командование всячески стремилось максимально скоординировать работу различных служб. Особенно это касалось авиагрупп EALA и GAТАС, которым, для совместных действий, были выделены специальные оперативные сектора. В дополнение к этим мерам сформировали Объединенные Оперативные Центры. Им поручалось координировать действия авиации, когда необходимы были оперативные действия по внезапно полученной информации. 

   Однако, все эти реорганизации и перегруппировки протекали уже на фоне потрясавших Францию и Алжир политических катаклизмов. 16 сентября 1959г. Шарль де Голль провозгласил «полусамостоятельность» Алжира. Это привело к резким выпадам сторонников колониальной системы. Вскоре лидеры экстремистов Жо Ортиз и Пьер Лагальяр организовали покушение на президента, которое, впрочем, окончилось неудачей.

   Одновременно, чувствуя, что политический прессинг слабеет, алжирское подполье перешло в наступление. В декабре 1959г. Алжир накрыла новая волна взрывов. Снова все вылазки осуществлялись, преимущественно, в городах.

   На фоне всех этих событий не прекращался процесс замены устаревшей техники на новую, о котором мы уже говорили ранее. Коснулся данный процесс и авиации. В состав EC.20 вошли штурмовики Douglas AD-4 Skyraider, полученные из состава авиации ВМС США. К этому времени, Франция в своей политике окончательно повернулась к Штатам, и военно-техническое сотрудничество между странами постоянно расширялось. Фактически, после окончания Войны в Корее американцы избавлялись от излишков данной модели, решив «облагодетельствовать» европейского союзника. В итоге, Франция получила 113 машин различных модификаций: 20 AD-4, 88 AD-4N и 5 AD-4NA. Штурмовики перебросили морем, во французский порт Бордо. Кроме того, некоторое количество машин прибыло через Сент-Назер.

   От других моделей, состоявших на вооружении ВВС Франции, эти машины отличались более современной авионикой. Они вооружались 20-мм пушками и могли нести бомбы весом. 125 и 500 кг., а также баки с напалмом и НУРСы типа Т-10. Двигатели штурмовиков оказались достаточно надежными и могли переносить жаркий алжирский климат и разреженный горный воздух. Вскоре, часть самолетов действительно отправилась в Алжир. В декабре 1959г. они начали службу в ЕС 20.

   А политическая обстановка, тем временем, обострялась. Стремясь на корню пресечь развитие нового мятежа, президент де Голль 18 января 1960г. отозвал из Алжира генерала Жака Массю—одного из призванных лидеров военной оппозиции. Последней каплей стало интервью, данное Массю оной из французских газет. В ней генерал открыто критиковал политку де Голля в Алжире.

   Отзыв Массю не прошел незамеченным. 24 января 1960г. Французский Национальный Фронт организовал в Париже 30000-ную демонстрацию в поддержку Массю. Такая же демонстрация состоялась в столице. Алжира. В ответ де Голль приказал Шалле применить против манифестантов полицейские силы. Возмущенные демонстранты начали строительство баррикад. Дело дошло до открытых столкновений. Тогда в город ввели подразделения 10-й Парашютной Дивизии. Однако, десантники не горели желанием поддерживать президента Более того, полковники Аргуа, Гардес и Годард даже помогли мятежникам сооружать на улицах оборонительные укрепления.

   Встревоженный подобным развитием событий, де Голль 2 февраля 1960г. перебросил в Алжир 25-ю Парашютную Дивизию. Эта воинская часть сохраняла верность президенту и в короткий срок смогла подавить мятеж в столице. В историю войны в Алжире эти события вошли под названием «Неделя баррикад».

   Тем временем, продолжалась и борьба с повстанцами. Развивая успех, генерал Шалле  сразу приступил к реализации операции «Интенсивность», в ходе которой предполагалось окончательно выкинуть повстанцев из Вилайета—3, лишив их всякой надежды на возвращение в данный регион. К боевым действиям вновь привлекли парашютистов, которых поддерживали подразделения «харка». И вновь высокий уровень подготовки показали парашютисты Легиона: с июля 1959 по конец января 1960г.г. бойцы 1-го Парашютного Полка уничтожили 513 повстанцев. Еще 222 бойца Фронта Национального Освобождения оказались захвачены в плен. Легионерами было конфисковано 428 единиц стрелкового оружия. «Интенсивность» продолжалась вплоть до марта 1960г. Всего, по данным французского командования, за время проведения этих двух наступлений, удалось уничтожить 3746 повстанцев.

   Таким образом, к началу 1960г. повстанцы вновь понесли серьезные потери, а их инфраструктура была, в значительной степени, разрушена действиями спецназа. И тем не менее, положение Фронта вновь нельзя было назвать критическим. Командование инсургентов располагало 8000 бойцов непосредственно на территории Алжира и 10000 в Тунисе и Марокко.

   В о же время, вновь серьезных успехов достигла французская разведка. В начале 1960г., после серии кровавых чисток, осуществленных против недовольных повстанческим командованием, в Париж, на переговоры с генералом де Голлем вылетел командующий повстанческим движением в Вилайете-3 Си Салах. Этот поступок спас полевому командиру жизнь.

   С февраля 1960г. в боях начали принимать участие «скайрейдеры». Вскоре, оснащенное ими подразделение перебросили из Орана в Буфарик. Однако, до лета участие этих машин в боевых вылетов оставалось ограниченным.     

  С 1960г. в боевых действиях начали принимать участие  Aеrospatiale SE.313B Alouette II. Машина, имевшая примерно равные размеры с американским Bell 47G, обладала гораздо большим потолком и грузоподъемностью. Она прекрасно подходила для обеспечения связи с отдаленными гарнизонами и эвакуации раненых. Вскоре вертолеты стали вооружать. На них устанавливали 37-мм НУРСы и до 4-х управляемых ракет «воздух—земля» SS-10. Позднее их заменили на более совершенные AS-11, имевшие дальность пуска до 3000 м.

   AS-11 показали себя весьма удачным оружием для борьбы с укрывавшимися в пещерах и хижинах повстанцами. Особенно это было характерно для тех случаев, когда применение НУРСов или автоматических пушек было невозможно. Управлялись ракеты по проводам с помощью системы MACLOS.

   Вертолеты Aеrospatiale SE.313B Alouette II использовались в составе авиагруппы ALAT 101. Авиагруппа состояла из нескольких подразделений. В каждом из них находилось по 7 Н-21 и 1 Alouette II. Правда, при боевых действиях чаще использовалась другая структура: 6 Н-21 и 2 Alouette II. Именно, такими группами вертолеты поддерживали отдаленные гарнизоны. Польза от их применения оказалась неоценимой: для вертолетов словно не существовало таких преград, как горы, пустыни и реки.     

   Кроме того, большую роль в боевых действиях играла разведывательная авиация. Не единожды легкие разведывательные машины засекали передвижения больших групп партизан. Так 5 мая 1960г. один из таких самолетов обнаружил 270 бойцов из состава 2-го батальона Фронта, которые, двигая по Марокканской территории, недалеко от города Эйр Сийфра пытались пересечь линию пограничных укреплений в районе контрольного пункта Дайет-эль-Кетх. Сразу же после обнаружения, по тревоге подняли роту из состава 2-го Пехотного полка Иностранного Легиона. Высадившись в районе нахождения постанцев, легионеры организовали засаду на пути их движения. Однако, вскоре разведка доложила о превосходящих силах противника. Легионеры запросили помощь. Несколько транспортных самолетов, а также вертолеты из подразделения GHAN.1 доставили к месту организованной засады не только дополнительные подразделения Иностранного Легиона, но и коммандос морской пехоты из «Коммандо Юбера».

Спецназ морской пехоты сначала перебросили вертолетами, а затем на грузовиках доставили за 80 км. к населенному пункту Даджет, затем пребросили к Джебель Мези, а потом, наконец, опять с помощью вертолетов, высадили у населенного пункта Эль-Мизаб. Здесь они оборудовали позиции и приготовились встретить противника.

   Вечером того же дня, благодаря данным, полученным с патрульного «Нептуна» (самолет принадлежал к подразделению 28F), удалось выяснить, что противника следует ждать уже утром 6 мая. К этому времени, спецназовцы из «Коммандо Юбера» и легионеры сумели разместить свои наблюдательные посты на вершине горы Джебель Мези.

   Утро началось с атаки легионерами позиции бойцов Фронта. Повстанцы к этому времени уже успели приготовиться к обороне, и первая атака просто захлебнулась. Понеся потери, легионеры просто откатились. Пострадала и часть обеспечивавших высадку вертолетов. Коммандос морской пехоты в это время в бой не вступали. Им предписывалось оставаться на своих позиции, выполняя функции группы, сдерживающей отступление противника.

  Видя, что лобовой удар обречен на неудачу, легионеры прибегли к испытанной тактике: запросили поддержку с воздуха. 4 часа штурмовики Т-6 обрабатывали повстанческие позиции бомбами, НУРСами и пулеметами. Партизаны понесли значительные потери. В конце концов, они были вынуждены оставить позиции и, разделившись, начали укрываться в «зеленке» и пещерах. Вплоть до 8 мая французский спецназ продолжал операцию по уничтожении остатков этого формирования. Согласно французским данным, подтверждено уничтожение 74 повстанцев. Еще 23 попали в плен. В свою очередь, легионеры потеряли 9 человек убитыми и 8 ранеными. У коммандос морской пехоты оказалось 3 убитых.  

   Вместе тем, военная оппозиция де Голлю продолжала мечтать о свержении президента. Поражение мятежа нанесло ей ощутимый удар, но не уничтожило полностью. Скрытым сторонником военных являлся генерал Шалле, который поддерживал тайные контакты с генералом Саланом. В то же время, 25 июня 1960г. в Мелуне состоялась встреча французских и алжирских представителей военной оппозиции. Заговорщики были уверены в необходимости устранить де Голля любой ценой. Более того, большая часть расквартированных в Алжире французских войск разделяла их взгляды. Обстановка накалялась.

   Обострение политической ситуации совпало с новыми всплесками активности повстанцев. И тут в дело были брошены «скайрейдеры». С июля 1960г. боевые вылеты стало совершать подразделение EC.2/20. Основной задачей новых штурмовиков стала поддержка наземных сил. И это оказалось для бойцов Фронта новым неприятным сюрпризом. В сентябре 1960г. к первому подразделению добавилось EC.1/6, действовавшее из Орана. Вскоре оно было переформировано и переименовано в Escadron 3/20, а основной задачей стала поддержка вертолетных или воздушно-десантных операций.

   В то же время, участились случаи, когда «Линию Морриса» пытались пересечь не по суше, а по воздуху. Пресекая эти попытки, французские истребители перехватили 38 и сбили 9 самолетов, главным образом, в 1960- 1961г.г. Справедливости ради надо признать, что часть пилотов, перехваченных самолетов, просто потеряли ориентировку и случайно оказались в районе боевых действий. Так 23 сентября 1960г. французскими истребителями «Mistral» был перехвачен Ил-14 советского производства. Дальнейшая судьба машины неизвестна. По одним сведениям, он был принужден к посадке, а по другим—просто сбит.

  Тем временем, 25 октября 1960г. де Голль отправил в отставку генерала Салана. Мятежному военачальнику было запрещено оставаться в Алжире, поскольку там он поддерживал активные контакты с выступавшими за «тотальную войну» в Алжире офицерами 1-го Парашютного Полка Иностранного Легиона.

   4 ноября де Голь обнародовал политическую программу, получившую название «Новый курс». В рамках данной программы был провозглашен лозунг «Алжир для алжирцев», что фактически означало будущее признание суверенитета страны.

   Но политические заявления не прекратили боевых действий. В ответ на вылазки повстанцев колониальные силы проводили все новые специальные операции. Так, 2 декабря 1960г. в районе населенного пункта Келия парашютисты 2-го Парашютного Полка Иностранного Легиона атаковали большую группу повстанцев. В результате ожесточенного боя бойцы Фронта потеряли 54 человека убитыми. Потери парашютистов составили 10 убитых и 19 раненых легионеров.  

   Тем временем, в небе над Алжиром продолжалась малая воздушная война. 20 декабря 1960г. в небе над Ораном был перехвачен ливанский DC-4. Перехват осуществил одиночный «Вотур» из знаменитой эскадрилии «Нормандия-Неман». DC-4 принудили к посадке. На борту оказалось более 5 тонн оружия и боеприпасов.    

   8 января 1961г. состоялся референдум, по результатам которого де Голль получил право на постепенное прекращение войны в Алжире. Эти политические перемены совпали с первыми террористическими актами Армейской Секретной Организации – OAS. Созданная французскими военными, OAS стала жестоким ответом на террористическую деятельность алжирского подполья. Ее целями являлись все либералы и сочувствующие повстанцам, как алжирцы, так и французы.

  Офицерскую оппозицию в Алжире по-своему можно было понять. Большая часть этих военнослужащих (особенно парашютисты) уже по 15-20 лет не выходила из сражений. Они воевали в Европе, в период Второй Мировой войны, в Индокитае и, наконец, в Алжире. Все это время многие из этих офицеров искренне считали, что сражаются за Францию. Поэтому, возможный уход Франции из Алжира искренне воспринимался ими, как предательство. 

   Тем временем, судьба уготовила де Голлю маленький политический скандал. 9 февраля 1961г. над побережьем Алжира истребители «Mistral» перехватили еще один Ил-14. На этот раз самолет принадлежал СССР, а на его борту находился будущий Генеральный Секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Одни неверный шаг мог изменить всю историю «Холодной войны». Французские пилоты открыли огонь и повредили машину. Лишь мастерство советских пилотов, умело совершивших вынужденную посадку, предотвратило авиакатастрофу и крупный дипломатический скандал.

   В своей речи 11 апреля 1961г. президент Франции провозгласил «деколонизацию Алжира». В тот же день уже отозванный во Францию Шалле, вместе с Генеральным Инспектором Сухопутных Войск генералом Андре Зеллером вылетел в Алжир. Целью визита являлось установление контакта с проживавшим на территории бывшей колонии бывшим генералом ВВС Эдмундом Жодом. Фактически речь шла о подготовке очередного мятежа. Штабом будущего выступления стала штаб-квартира 1-го Парашютного Полка Иностранного Легиона, располагавшаяся в Зеральда. Заговорщики планировали сместить де Голля, сформировать новое правительство, а затем окончательно разгромить повстанческие формирования.

   Приготовления оказались недолгими. Мятеж вспыхнул 21 апреля 1961г. Его организаторы надеялись, что пламя переворота перекинется во Францию. Однако, президент не побоялся решительных действий. На улицах Парижа появились танки. Долину Роны патрулировали Супер Мистеры, готовые сбить любой неопознанный самолет, который попытался бы прорваться к Парижу.

   Опасность для французской столицы была далеко не призрачной. В лесах близ города концентрировалось два отлично вооруженных соединения парашютистов, общей численностью до 2400 человек. Однако, не получив сигнала из Алжира, они, в конце концов, просто рассеялись. Многие из десантников, впоследствии были арестованы.

   К 25 апреля мятеж захлебнулся. Видя бесперспективность продолжения сопротивления, Шалле и Зеллер капитулировали. Салан и Жод ушли на нелегальное положение. Полиция и Служба Безопасности арестовали 5 генералов и более 200 офицеров. 1-й Парашютный Полк Иностранного Легиона был расформирован и больше уже никогда не возродился.

   Но подавление заговора не стало концом военной оппозиции. Уцелевшие противники де Голля сделали ставку на Армейскую Секретную Организацию – OAS. Ее главной целью являлось устранение французского президента. Кроме того, организация осуществляла терракты против коренных алжирцев—в первую очередь, против мусульман.

   Дальнейшая политическая обстановка подталкивала де Голля к изменению курса в отношении бывшей колонии. В мае 1961г. в Эвиане начались переговоры между представителями правительства и лидерами Фронта Национального Освобождения. Де Голль лично отдал приказ о приостановке наступательных операций на время проведения переговоров. Однако, руководство повстанцев не сделало ответного шага, и переговоры были сорваны.

   Одновременно, французские войска в Алжире продолжали вести боевые действия против повстанцев. Несмотря на ограничения, активно осуществлялись разведывательные операции. В связи с участившимися случаями нарушения воздушного пространства, а также, с целью усиления воздушной разведки, в подразделения ЕС.33 были поставлены Republic RF-84F Thunderflash. Их первичной задачей стали разведывательные полеты вдоль ливийской границы. Кроме того, вскоре был введен в действие план «Гастон», в рамках которого RF-84F начали совершать разведывательные полеты над Тунисом. Однако, ни тунисские власти, ни руководство Фронта отнюдь не приветствовали подобных действий. И уже 15 июня 1961г. RF-84F, пилотируемый лейтенантом Фредериком Жильяром, был сбит над территорией Туниса между населенными пунктами Сакиет Сиди Ессеф и Ле Кеф. Точку в боевой карьере этой машины поставили повстанцы, применившие автоматическую зенитную пушку. Перед падением, пилот покинул самолет и на земле попал в плен к повстанцам. 6 дней лейтенант Жильяр находился в плену у Карима Белькасема—одного из полевых командиров Фронта. Затем его передали тунисским официальным лицам. В конечном счете, в сентябре 1961г. Жильяр вернулся домой.

     Противник в это время успел поменять тактику. Повстанцы быстро наращивали силы, восполняя потери. С декабря 1960 по август 1961г.г. численность «Армии Границы» выросла до 25000 бойцов.  Оценив эффективность ударов с воздуха, бойцы Фронта перешли к созданию собственной системы ПВО. Уже к 20 августа 1961г. они сформировали первую Роту ПВО, оснащенную 30-мм автоматическим пушками. За первой ласточкой, появились и остальные. Фактически, новые подразделения противовоздушной обороны стали прообразом сил ПВО независимого Алжира. Но до этого они успели доставить французским ВВС в Алжире еще немало неприятностей.

   Вслед за RF-84F, французы развернули в составе EB.1/9 разведчики RB-26. Эти машины начали совершать разведывательные полеты, вторгаясь в ливийское воздушное пространство. Обходя находившиеся на территории Ливии американские радары, пилоты RB-26 шли на максимально низких высотах. Случалось, что они позволяли себе вторгнуться в воздушное пространство чужой страны на сотни километров. Так, 24 ноября 1961г. лейтенант Сент-Мартин оказался над территорией Ливии на расстоянии аж в 200 километров от алжирской границы. Лейтенант даже на некоторое время утратил ориентировку, но затем сумел вернуться.

   В марте 1962г. силы повстанцев достигли пика. В рядах Фронта Национального Освобождения насчитывалось 35000 инсургентов. Кроме того, повстанческое движение уже начало получать из СССР легкую бронетехнику и артиллерию.

    Весной 1962г. наращивала свою активность террористическая организация OAS.  25 апреля 1962г., в годовщину подавления заговора оасовцы сбили в аэропорту Алжира французский пассажирский самолет. Но время работало на алжирцев. В июле 1962г. была официально провозглашена Декларация Независимости Алжира. Война закончилась.

   Конфликт в Алжире достаточно дорого обошелся Франции. Учитывая, что французское командование вовсе не стремилось к обнародованию потерь, эта цифра неточна и колеблется от 17456 до 25000 убитых. При этом, наименьшие потери понесли парашютисты. Хотя, общее число все равно выглядит впечатляюще: 1-й Парашютный Полк Иностранного Легиона потерял за все годы войны, в общей сложности, 775 человек, 2-й Парашютный Полк Иностранного Легиона—741 человека. Французские ВВС с 1955 по 1962г.г. потеряли 97 единиц авиатехники. Пиком потерь стал 1958г. В этот период было потеряно либо повреждено огнем с земли 139 самолетов и вертолетов. В то же время, роль аэромобильных подразделений возросла неизмеримо: начиная с 1958г. Франция располагала в Алжире не менее чем 120 вертолетами. С этого же времени и до конца войны этими машинами ежемесячно перевозилось 21000 французских военнослужащих.

   Что касается сформированных специально для войны в Алжире авиаподразделений, то после окончания конфликта многие из них оказались расформированы.Еще 19 марта 1962г. прекратила свои боевые вылеты EC.20. Развернутое на трех аэродромах: в Оране, Буфарике и Боне, это подразделение в сентябре 1962г. покинуло страну, а в конце 1964г. вообще было расформировано. Были расформированы даже 3 эскадрилии, оснащенные AD-4. Из всей ЕС 20 уцелела только EC.1/20. В марте 1963г. ее развернули в Джибути, затем в 1968г. ее перебросили в Форт Лами в Чаде (ныне город Нджамена). Кроме того, часть AD-4 из состава расформированных частей передали в EC.1/22, которая с сентября 1969г. также была развернута в Чаде и оставалась там вплоть до октября 1975г.

   Итоги многолетнего конфликта противоречивы. Трудно оценить потери гражданского мусульманского населения: по разным подсчетам погибло от 50000 до 100000 мирных жителей. (Некоторые источники даже называют цифру в 1000000 погибших.). Что касается убитых партизан, то потери бойцов Фронта Национального Освобождения колеблются от 141000 до 155000 повстанцев. При этом, в отношении отдельных подразделений, наибольшее число заявляется опять-таки парашютистами. По официальным данным, абсолютный рекорд принадлежит 2-му Парашютному Полку Иностранного Легиона. Согласно статистике французского командования парашютисты этой части за все время боевых действий уничтожили 3650 и захватили в плен 530 повстанцев. Кроме того, в боях погибло еще около 16000 партизан, принадлежавших к другим антифранцузским организациям.

   Стоит добавить, что были жертвы среди колониального французского населения. Одни источники называют цифру в 2.788 убитых. По другим данным погибло от 3200 до 3600 французов.

Отдельно следует сказать об эмиграционной волне после признания Францией независимости Алжира. На историческую родину из бывшей колонии вернулось 1450000 французов. Кроме того, родину покинуло и значительное количество мусульман: переселявшиеся во Францию эмигранты опасались мести со стороны новых властей за свою лояльность французам. Большую часть этих переселенцев составляли бывшие военнослужащие подразделений «харка», а также те, кто был связан с колониальной администрацией. Всего Алжир покинуло около 15000 человек.

 
Интересный материал? Поделись им с другими:

На Форуме