Кинематограф как оружие

E-mail Печать

Кинематограф как оружие

 

Четкая направленность внешней политики США на достижение мирового лидерства в военно-политической и социально-экономической сферах сопровождается активной пропагандистской деятельностью на международной арене. В качестве составляющей этой деятельности немаловажную роль играет воздействие в культурной сфере.

Пропаганда возводит в абсолют определённый социальный уклад, в значительной мере его при этом мифологизируя. Тем самым, миру навязываются определённые образ жизни и нормы поведения, стандарты мышления,  отношения к жизни.

 Для достижения этой цели используются все возможные каналы. Одним из наиболее эффективных являются, соответственно, телевидение и продукция Голливуда. Хронологию использования средств пропаганды в американском кино можно условно представить в виде пяти этапов.

Первый этап (1920-е - 1939 г.г.). Характеризуется развитием кинематографа в целом, появлением звукового и  цветного кино. Пропаганда в кино на данном этапе в основном была внутренней.

Второй этап (1939 - 1945 г.г.). В период 2-ой мировой войны американский кинематограф выполнял госзаказы правительства США.  Практически все крупные кинокомпании того времени участвовали в пропагандистской войне против фашистской Германии и лидеров Третьего рейха, а также их союзников.  Активно велась пропаганда стран антигитлеровской коалиции, в особенности, роли и вклада США в войне.

Третий этап (1945 - 1985 г.г.). Получает развитие ярко выраженная антисоветская и антикоммунистическая пропагандистская кампания в американском кино. В различной степени это проявлялось в фильмах практически любого жанра.

Четвертый этап (1985 - 2001 г.г.). Период потепления отношений между США и СССР, связанный с началом перестройки и дальнейшим распадом Советского Союза, сказался и на продукции Голливуда. Стали выходить фильмы, где русские и американцы совместно борются со «злом». Однако, с окончанием  «холодной войны», штампованное и стереотипное представление о России и странах бывшего Варшавского договора практически не претерпело изменений.

Пятый этап (с 2001 г.). После терактов 11 сентября 2001 года в США была провозглашена полномасштабная мобилизация как внутренне- так и внешнеполитических усилий для борьбы с терроризмом.  «Консолидация власти и общества, сплочение американской нации в едином порыве перед лицом врага» нашли свое отражение и в кинематографе. Был активизирован конвейер производства ура-патриотических фильмов, где «хороший» герой-американец побеждает «плохого» - террориста.

Впервые правящие круги США осознали роль кинематографа  как  мощного инструмента политики еще в 30-е годы 20-го века, когда был принят так называемый Кодекс Хейса, действовавший вплоть до 1966 года. В соответствии с Кодексом, кинематографисты обязаны были воспитывать в зрителях патриотические чувства, а также пропагандировать высокие моральные принципы, уважение к религии, закону, традициям, истории США. Со вступлением США во 2-ую мировую войну возникла потребность в массовой пропаганде политики стран-участниц антигитлеровской коалиции и разоблачении стран фашистского блока. Крупные киностудии задействовали свой потенциал для  ведения психологической войны. Так, «Уолт Дисней» в годы 2-ой мировой войны в Пентагоне называли «незаменимой индустрией» и «главным заводом по военному производству». Сам Дисней призывал к полному уничтожению Японии. Однако после войны было принято решение не афишировать участие американских киномагнатов в пропагандистской кампании военно-политического руководства США. В рамках восхваления антигитлеровской коалиции в  промежутке 1943-1944 гг. были сняты и выпущены фильмы, которые можно назвать откровенно просоветской пропагандой, представляющей СССР в радужном свете. Фильмы «Северная звезда» и «Песня о России» были сняты компанией «Метро Голден Майер», а фильм «Миссия: Москва» - студией «Уорнер Бразерс». Причем только последний после долгих согласований с советской стороной был выпущен.  

«Холодная война» явилась значительной вехой в развитии кинопропаганды. Её отголоски в виде стереотипных представлений о странах социализма до сих пор можно увидеть в современных картинах Голливуда. Именно в период противостояния двух держав началось полномасштабная экспансия американской «культурной» продукции.

В борьбе с СССР американский кинематограф стал серьёзным оружием. Всё начиналось с моды на «ковбойские» пестрые рубашки, джинсы и широкие шляпы в Советском Союзе, а продолжилось расклешенными брюками и пепси-колой. Строгая мораль советского общества осуждала уподобление американским киногероям, но к 80-м годам 20-го века американский кинематограф завоевал головы молодежи СССР и стран Варшавского блока.

Это неслучайно. Во-первых, кино является  довольно гибким видом искусства, способным быстро реагировать на запросы общества вне зависимости от духовного уровня самих запросов, а во-вторых, кино оказывает огромное воздействие на эмоциональную сферу сознания, формируя  чёткие образы, которые со временем заменяют в сознании старые установки. Другими словами, пропагандистское влияние на человека происходит скрытно, вне его сознательного контроля. Кино, таким образом, активно генерирует в воображении зрителя иллюзорную картину мира, и зачастую в мифологизированном виде. В соответствии с авторским замыслом кино может произвольно создавать у зрителя ощущение справедливости и моральной правоты того или иного персонажа. Помимо этого, отличительной чертой кино в целом, и американского в особенности, является стереотипность образов. Особенно четко это проявилось в фильмах на тему противостояния «Восток-Запад». В подобных кинофильмах сталкиваются стереотипы, «представляющие» американские и советские ценности. Победа всегда за первыми.

Самым ярким примером такого столкновения является серия фильмов об агенте британской разведки Ми-6 Джеймсе Бонде. «Хороший парень» Бонд в одиночку противостоит целой армии «плохих парней» - советским агентам, и всегда выходит победителем, демонстрируя тем самым победу капиталистического строя над коммунизмом. На примере более чем 40-летней истории «бондиады» можно проследить изменения политического курса руководства США. Если раньше супер-агент боролся в основном со спецслужбами Советского Союза, то после окончания «холодной войны» появились новые враги в лице терроризма. По сюжету  фильма, вышедшего в 2002 году, агент-007 попадает в плен уже к военным КНДР, представителям так называемой «мировой оси зла». Но всё же, сложившиеся стереотипы, которые имеют свойство передаваться из поколения в поколение как стабильные и неизменные факты социальной действительности, давали о себе знать и в 90-е годы 20-го века. Так, в двух из четырех последних фильмов про Бонда главный герой противостоит бывшим представителям КГБ, которые вынашивают идеи восстановления прежнего порядка. Водка, шапка-ушанка, КГБ и красный флаг или просто название «красный» - вот основной набор необходимых компонентов для создания фильма, основным врагом в котором выступает Советский Союз. В память об антисоветской кинопропаганде осталось огромное количество американских фильмов, содержащих в названии слово «красный». В «Красном скорпионе» (1989) советский спецназовец переходит на сторону мятежников в африканской стране, куда его отправили подавлять бунт. Он отправляется на задание как бездушный робот «империи зла», но в конце не без гордости принимает похвалы американца за то, что убил множество своих соотечественников. В «Охоте за «Красным Октябрем» (1990) герой известного актера Ш. Коннери ради мира во всем мире решает передать США новейшую советскую подводную лодку, которой он командует. Фильм «Красный рассвет» (1984) повествует об  оккупации Соединённых Штатов объединенными войсками СССР и Кубы. С ними бесстрашно борются американские подростки, организовавшие партизанские отряды. «Красный монарх» (1983) - картина о И.Сталине, которого «Уолт Дисней» изобразил усатым кроликом. По сюжету, советский руководитель после окончания войны страдает шизофренией. Он освобождает из ГУЛАГа бывших врагов народа и извиняется перед ними. Он доводит до слез Л.Берию, угрожая посадить его в тюрьму за изнасилования. И в семье у него не все ладно: сын Василий Сталин, страдающий алкоголизмом, требует генеральский чин, а дочь Светлана проклинает отца за убийство матери.

В целом же, американский кинематограф характеризуется четким противопоставлением «добра» и «зла». С первых кадров любого американского блокбастера становится очевидным, кто хороший, а кто плохой. Все предельно просто и правильно: зло наказано, добро торжествует. Особенно наглядно это проявляется в боевиках, в частности, в так называемых «поствьетнамские» фильмах, чрезвычайно популярных в США в 1980-е годы. Поражение США в войне во Вьетнаме вызвало недовольство среди населения политикой своего руководства. Поэтому появление подобных фильмов было обосновано насущными социальными проблемами и стремлением переписать недавнюю историю, «переиграть» войну и компенсировать за счет подвигов экранных героев пошатнувшуюся веру в могущество и нравственное превосходство США. Культовыми в своем жанре являются такие фильмы, как «Рембо. Первая кровь» (1985) и «Черные тигры» (1978). Сюжеты их похожи: главный герой спустя десятилетие возвращается во Вьетнам, чтобы освободить из плена своих боевых товарищей, которых «предало» прежнее американское правительство. Образы вьетнамцев до предела демонизированы, их уничтожение в процессе освобождения американских военнопленных выглядит как торжество справедливости. В целом  же, идеологическая нагрузка этих картин отчётливо указывает на начавшуюся переоценку ценностей эры Рейгана. В то время события периода второй индокитайской войны были пересмотрены с позиции «предательства армии политиками и прессой» и «необоснованных уступок врагу». Общество, болезненно переживавшее поражение США в войне, жаждало реванша и скорейшего восстановления пошатнувшейся национальной гордости, пусть даже вопреки рациональному подходу. Кроме того, в обществе остро ощущалась потеря уверенности в том, что США - самая мощная военная держава. По всей вероятности, неслучайно идею преодоления вьетнамского синдрома активно использовал Рейган. Фильмы из этой серии фактически стали составной частью президентского проекта, связанного с отказом от разрядки международной напряжённости, курсом на восстановление военного превосходства США и силовым оппонированием социализму с позиции морального превосходства. Ряд специалистов высказывает мнение, что подобные фильмы не только были призваны способствовать восстановлению утраченной национальной гордости, но и реконструировали подзабытый образ «настоящего американского мужчины», «крутого» и решительного, не испытывающего интеллигентских комплексов, четко разделяющего мир на «своих» и «чужих». Герои С.Сталлоне и Ч.Норриса отправились во Вьетнам, чтобы восстановить справедливость, пошатнувшуюся по вине прежнего, недостаточно решительного правительства, и доказать всем, что в Америке еще есть «настоящие мужчины». Таким образом, «поствьетнамские» фильмы конструировали своеобразный образ «крутизны», который стал составной частью массовой культуры и впоследствии сыграл свою роль в идеологическом оправдании силовых акций США в мире (особенно войны против Ирака в 1991г.). Подобных фильмов было произведено достаточно много.

В 80-е годы прошлого века США активизировали экспансию своей масс-культуры в СССР. Это было связно с падением «железного занавеса» и политикой перестройки. Целенаправленно в советское общество внедрялись западная картина мира и западные стандарты жизни. Вернее, мифы о них. По мнению многих политологов, одной из причин поражения Советского Союза в «холодной войне» стал проигрыш именно в сфере массовой культуры. Советская пропагандистская машина не смогла создать привлекательный  виртуальный мир, который был бы зрелищным, захватывающим, интересным для массовой аудитории и одновременно «правильно» интерпретировал мировую историю, пропагандировал советские ценности и образ жизни. Под песню «Ветер перемен» рок-группы «Скорпионс» начались перемены в советско-американских отношениях. Вектор пропаганды в американском кино стал менять свое направление в сторону сотрудничества с Советским Союзом. В фильме «Красная жара» (1988) советский милиционер приезжает в США, чтобы помочь бороться с русской мафией. Медведеподобный сотрудник МВД, которого играет А. Шварценеггер, местами говорит по-русски, не отличается интеллектом, выглядит неуклюже и порой даже комично. Разрядка разрядкой, но «русский медведь» должен знать свое место. Снисходительное и порой даже несколько презрительное отношение к советскому (а в дальнейшем и к российскому) народу является пережитком «холодной войны», от которого не удалось избавиться и по сей день. Данная тенденция наиболее отчетливо проявляется в кинопродукции Голливуда. Например, в фильме «Армагеддон», который был снят через 8 лет после развала социалистической системы, вся «отсталость» преемницы СССР, России, представлена в яркой форме. Орбитальная космическая станция «Мир», которая по сюжету служит американцам перевалочным пунктом, внутри выглядит как котельная ЖЭКа советских времен. Российский же космонавт, представленный в шапке-ушанке и бутылкой водки в руке, ремонтирует бортовые компьютеры с помощью кувалды. Возможность освоения космоса такой техникой кажется сомнительной, особенно на фоне противопоставления с современным оборудованием американцев. Это еще раз убеждает зрителя в первостепенной роли США в космической сфере. Несколько отличающийся взгляд на русских представлен в фильме «Полицейская академия: миссия в Москве». По сюжету, уже американские полицейские едут в Россию для обмена опытом. Совершенно случайно на их пути встает русский мафиозный гений, который создает компьютерную игру под названием «Приключения медведя Бориса». Распространение этой игры через Интернет поможет заполучить банковские коды. Совместными усилиями его удается остановить, «зло» повержено, добро торжествует, все счастливы. Да здравствует водка, борщ и дружба на век между американским и русским народами. Таков лейтмотив фильмов о советско-российско-американской дружбе, созданных в период с 1985 по 1994 год.

Начавшаяся в 1994 году антитеррористическая кампания в Чеченской Республике вызвала широкий резонанс в западных странах. Негативное отношение США к чеченской политике России сказалось и на американском кинематографе. Так, боевик «Пуля в Пекин», который был снят голливудской компанией в Санкт-Петербурге, не был пущен в прокат, потому что его герои боролись с чеченской мафией, что противоречило образу чеченцев как «борцов за свободу». Зато вместо чеченской мафии Голливуд стал бороться с «русской». С распадом Варшавского блока в кино возник вакуум врага. Были, конечно, и отставные  американские военные, которые ради справедливости угрожали взорвать весь мир, и инопланетяне, стремящиеся покорить Землю. Но реального врага не было. Таким врагом стала «русская мафия». А точнее мифом, т.к. нет ни одного факта, подтверждающего реальное существование четко структуриванной и отлаженной мафиозной организации наподобие итальянской «Коза ностры». Миф был подхвачен Голливудом, который давно преуспел с области мифологии, и раздут им до вселенских масштабов.  В кинопропаганде и СМИ Россия из «империи зла» превратилась в очаг мировой преступности. С одной стороны, криминальная русская волна захлестывает весь мир, цивилизация вот-вот погибнет под напором русской мафии. А с другой, Россия, не способная контролировать свой ядерный арсенал, становится «поставщиком» оружия массового поражения. Так, в картине «Миротворец» (1997) русский генерал-реваншист, которого играет известный актер А.Балуев, похищает для продажи в «третьи страны» несколько ядерных боеголовок. Но главные герои, конечно же, американцы останавливают его и спасают мир от ядерной катастрофы. Даже через 10 лет ситуация не меняется, и из «коррумпированной» России продолжает исчезать ядерное оружие. На этот раз десятикилотонная бомба украдена в фильме  «Пророк» (2007). Конечная её остановка - Соединённые Штаты, Западное побережье. Но где именно она будет взорвана неизвестно. Миллионы американских граждан под угрозой. И опять благодаря четкой слаженности ФБР и Н.Кейджа, который играет предсказателя, удается избежать жертв.   Подобная же ситуация разворачивается в одном из фильмов «бондиады» и  фильме «Ронин» (1998) с Р. Де Ниро, только вместо бомбы камнем преткновения служит некое секретное оружие. Голливуд пугает русскими мафиози, как раньше пугал КГБ. Лента «Шулера» (1998) запомнилась, прежде всего, персонажем с экзотическим именем Тэдди КГБ. Постоянно небритый мужчина со стеклянным взглядом и отвратительным английским зарабатывает на жизнь, организовывая подпольные игры в покер. Примечательно, что другие действующие персонажи настолько боятся Тэдди КГБ, что говорят о нем вполголоса. Еще одних представителей вездесущей «русской мафии» в Нью-Йорке можно увидеть в фильме «25-й час» (2002). По вине двух русских рэкетиров главный герой картины отправляется за решетку, а его бар собираются  «прибрать к рукам». Зрителя подводят к  мысли о том, что «русская мафия» может намного больше, чем любые местные властные структуры, в том числе и правоохранительные. Так, фильм «Тренировочный день» (2001) изображает русскую мафию как поистине могущественную структуру. Главный герой, полицейский Лос-Анджелеса, поддерживает связь с мафиозными кланами и сотрудничает с представителями власти. Он может посадить в тюрьму и вызволить из нее любого. Ему дозволено абсолютно все. Однако, по фильму, он должен срочно раздобыть миллион долларов, чтобы выплатить его «русской мафии» за то, что «по ошибке избил до смерти влиятельного русского бандита». Борьба с «русскими» ведется не только на земле и на море, но и в воздухе. В фильме «Самолет президента» (1997) русские (хотя и названные «казахстанскими») террористы захватывают самолет с первым лицом государства в ответ на американскую политику «демократизации» всего мира. Президент, как и подобает американскому президенту, не паникует и практически в одиночку справляется с бандитами, показывая тем самым на личном примере, как нужно бороться с терроризмом. Про «русскую мафию» сняты и продолжают сниматься сотни картин. Русские представали во всех возможных кинообразах - от фанатичных, жестоких коммунистов до «обыкновенных» негодяев, террористов и преступников всех мастей. Даже образ русской женщины не остался в стороне от всемогущей американской пропаганды и клишированного видения мира Голливудом.  Например, в боевике «Шакал» (1997) зритель наблюдает мужеподобного майора милиции В.Козлову, помогающую ФБР выйти на след особо опасного преступника. Женщина курит, временами грубо ругается, с окружающими ведет себя жестко и хладнокровно, но отрицательным героем все же не является. В другой картине «Именинница» (2001) Н.Кидман играет русскую авантюристку, приезжающую в США к своему возлюбленному, с которым познакомилась по Интернету. Сюжет получает развитие, когда появляются братья русской красавицы, изъявляющие желание вместе с ней ограбить добропорядочного и наивного американца. Но всё это мелочи по сравнению с тем, чем занимаются русские в фильме «Хостел-2» (2007). На заброшенной фабрике в Братиславе проводятся пытки людей за деньги. Любой желающий может приехать в Словакию, за несколько тысяч долларов выбрать себе жертву, помучить ее и убить. «Дороже» всех стоят американцы. Так сказать, «голубая кровь» среди всех наций. И всем этим бизнесом владеют русские. Безжалостные и кровожадные русские, которым даже ребенка убить ничего не стоит, не то чтобы отрубить голову бедному американцу. Из вышесказанного можно сделать вывод, что какие бы демократические преобразования не происходили в России, какие бы лояльные по отношению к США режимы не приходили к власти, пока Россия остается основным конкурентом США на политической арене, в американском кино образ страны и русского народа всегда будет со знаком «минус».

Ещё одной пропагандистской чертой в американском кино последних десятилетий выступает возвышение роли США в различных войнах и вооруженных конфликтах. Объясняется это тем, что после падения двуполярной системы мира США оказались единственной сверхдержавой. Для поддержания этого статуса потребовалось укрепить в сознании общественности мысль об исключительности своей миссии в мировой истории. В первую очередь, необходимо было переписать историю второй мировой войны таким образом, чтобы США играли в ней главную роль. В условиях расцвета глобализации как нельзя лучше для этих целей подходило телевидение и кино. Голливуд, откликнувшись на патриотический призыв правительства США, стал один за другим выпускать фильмы на патриотическую тематику времен второй мировой войны. Достаточно посмотреть такие картины, как «Спасти рядового Райана» (1998) С.Спилберга  и  «Пёрл Харбор» (2001), чтобы убедиться, что победа в войне ковалась не под Сталинградом и Курском, а в процессе спасения рядового американской армии и на Тихоокеанском театре военных действий. При этом происходит целенаправленное искажение исторической справедливости. В фильмах «Сталинград» (1994) и «Враг у ворот» (2001) противостояние СССР и фашистской Германии показано или в виде схватки двух тоталитарных кровавых государств, беспощадных к собственным гражданам или как мужественная борьба благородных и цивилизованных немецких солдат, с русскими дикарями. Причём «воины вермахта» предстают антифашистами, которым по долгу службы приходится воевать за фюрера. Ни в одном голливудском фильме не будет упоминания о бессмысленном уничтожении американской авиацией сдавшегося Дрездена, о приоритете США в создании ядерного оружия и бомбёжках Хиросимы и Нагасаки. Зато в фильме «Флаги отцов наших» (2007) водружение американскими солдатами флага на завоеванном у японцев острове Иводзима прославляется с таким размахом и значением, что подвиг Егорова и Кантарии просто меркнет в свете этого «величайшего» события. Известный американский режиссер Оливер Стоун назвал такие фильмы, как «Пёрл Харбор» и «Падение «Черного ястреба» (1995), «вопиющим примером искажения сути военных событий».

«Правда» такова, как это выгодно в соответствии с резонами американской геополитики. Происходит переписывание истории. В условиях глобализации и широкого распространения информационных технологий «голливудская» трактовка исторических событий воспринимается как учебник. А если учесть, что более половины транслируемых по европейскому телевидению фильмов произведены Голливудом, а 60 проц. каналов распространения видеопродукции в Европе принадлежит американским медиакорпорациям, то можно сделать вывод, что практически большая часть мира смотрит на мировую историю глазами США.

После событий 11 сентября 2001 года одной из первейших задач военно-политического руководства США было провозглашено поддержание «патриотического духа» нации в борьбе против международного терроризма. В силу ряда преимуществ, в т.ч. доступности и популярности у американского народа, кино становится направлением главного идеологического удара «по умам» американцев и остального мира. С этой целью Пентагон активизирует взаимодействие с крупнейшими представителями киноиндустрии США, рассчитывая на их помощь в деле воспитания «американского патриотизма». В ноябре 2001 года в Белый дом были приглашены известные режиссеры и продюсеры для обсуждения возможного вклада Голливуда в «борьбу с врагами Америки». Им было высказано пожелание активнее использовать военную тематику, формировать «правильный» имидж американских вооруженных сил и постоянно «подогревать» своей продукцией патриотические настроения в американском обществе. В свою очередь, военное ведомство США пообещало содействие в съемках подобных фильмов. Такое содействие, как правило, заключается в предоставление режиссерам за символическую плату практически любой военной техники, от авианосца до стратегического бомбардировщика, а также обычных солдат, которые управляют техникой и играют в массовке. В обмен на свои услуги Пентагон оставляет за собой право корректировать не только готовый продукт, но и сценарий. Этим занимается специальный отдел военного ведомства по делам кино и телевидения, который следит за тем, чтобы продукция Голливуда на военную тему максимально отвечала интересам национальной безопасности и не отбрасывала тень на образ американского солдата. Примером работы отдела может служить фильм «Говорящие с ветром» (2002), рассказывающий об использовании в период второй мировой войны на Тихом океане индейцев племени навахо. Язык этих индейцев использовали как шифровальный код при сеансах связи. В картине была изъята сцена, в которой один из американских солдат выламывает штыком золотые коронки убитых японцев, а также эпизод, где главный герой, которого играет Н.Кейдж, сжигает из огнемета сдавшегося в плен японца. Кроме того, по требованиям политкорректности, авторов фильма убедили не акцентировать внимание на том факте, что у солдат, приставленных в качестве охранников к индейцам, был приказ убивать своих подопечных в случае возникновения угрозы захвата их в плен противником. 

Особенностью менталитета американцев является вера в исключительность своей страны, что, в свою очередь, выражается во вседозволенности США как «рупора демократии» во всем мире. После терактов 11 сентября 2001 года не без помощи кинематографа эта вера только укрепилась в сознании населения. Например, в фильме «Стелс» (2005) для борьбы с террористами ВВС США могут летать, где сочтут нужным, наносить удары по любым территориям, и при этом они все равно остаются неуязвимы для противника. А главное, только так, с помощью США можно построить во всем мире «настоящую демократию». Причем практически во всех фильмах Голливуда «зло» ликвидируется физически, т.е. насильственный метод борьбы с ним представляется в качестве безальтернативного. Поговорка «клин клином вышибают» нашла широкое применение в американских фильмах, которые в условиях «войны с террором» и цензуры отражают внешнюю политику нынешней администрации США. За террор надо платить террором. Именно таким образом США оправдывают свои агрессивные устремления в мире. Приютили талибы Усаму Бен Ладена – ответом будет вторжение в Афганистан. Закупил якобы Саддам Хуссейн оружейный плутоний - поплатился жизнью своей и сотен иракцев во имя «демократических свобод». На экранах поводы становятся причинами, а об истинных причинах умалчивается. Всё, что отличается от эталонной американской модели развития и образа жизни «грозит нарушить мировой порядок», и, следовательно, должно быть «ликвидировано». Здесь кино четко  показывает, что «плохо», а что «хорошо». Один из главных героев сериала «Остаться в живых», араб Саид, бывший солдат республиканской гвардии Саддама Хуссейна, является положительным героем: сильный, смелый, по-европейски рассудительный, разбирается в любой электронике. Но у него есть одна негативная черта: служа в республиканской гвардии, лично пытал врагов партии Баас. В фильме наглядно показаны кадры из багдадских застенков и истории о том, как там пытают противников режима. В ходе просмотра любому обывателю становится ясно, почему был свергнут режим Саддама, и почему американская армия вошла в Ирак поддерживать «строительство демократии». С появлением современных технологий производства фильмов, американский кинематограф может гораздо быстрее откликаться на политическую конъюнктуру и выполнять «госзаказы» правительства. Фильм «300 спартанцев» (2007) снят в одном павильоне с использованием компьютерных технологий, а главное, в довольно короткие сроки.               Картина является попыткой демонизировать образ иранцев, выставляя их как воплощение зла. Сюжет фильма повествует об одном эпизоде греко-персидских войн, сражении при Фермопилах. Воины личной охраны персидского царя больше походят на зомби, а сам царь и его окружение, являясь ярким примером нравственного разложения, выступают в картине в качестве представителей сексуальных меньшинств. Спартанцы, наоборот, «все как на подбор»: статны, мускулисты и на каждом шагу не замедлят выразить свой ура-патриотизм в духе американских блокбастеров. В свете событий на Среднем Востоке такая позиция вполне объяснима: Иран - враг, а враг всегда должен быть безнравственным, устрашающим и кровожадным. Финальные слова спартанского царя Леонида звучат как призыв начать борьбу уже с реальными странами «оси зла»: «Сегодня мы спасаем мир от варваров и тиранов!».

В целом, слова «свобода» и «демократия» звучат все чаще в американских фильмах последних лет. «История запомнит нас свободными»,- произносит главный герой фильма «Король Артур» (2004). И зарубит убегающего с жалким видом человека. «Мы - свободные граждане, свободной страны»,- скажет Александр Македонский из одноименного фильма. И поцелует своего возлюбленного. «Они увидят свободных людей и свободу…», - лозунг пиратов в картине «Пираты Карибского моря: на краю земли» (2007). При этом главные герои со светящимися лицами женятся и целуются на палубе корабля прямо во время боя, попутно беспощадно истребляя солдат, выполняющих свой долг – борющихся с грабителями и убийцами. А завершается фильм словами любимца публики, капитана Джека Воробья – «Бери, что хочешь и не отдавай». И подобных примеров множество.

Таким образом, способность кино мифологизировать события, подменять одни установки в сознании человека другими, вкупе с новейшими технологиями создания фильмов, делают его важнейшим видом психологического воздействия. И Голливуд стремительно превращается из «фабрики грёз» в мощнейший пропагандистский инструмент западной «элиты».   

 

В.Кононов, Д.Ивлетшин

 
Интересный материал? Поделись им с другими: